ЕСПЧ посчитал, что отказ румынских властей зарегистрировать смену пола заявителей без предоставления справок о хирургическом вмешательстве влечет за собой нарушение статьи 8 Конвенции (право уважение частной и семейной жизни). ЕСПЧ присудил 7500 евро каждому заявителю в качестве возмещения морального вреда, а также расходы на судебные издержки.

Заявители X и Y – румынские граждане, родившиеся в 1976 и 1982 годах соответственно, проживающие в Великобритании и Бухаресте (Румыния). На момент подачи их жалоб они были занесены в записи актов гражданского состояния как женщины.

21 июля 2013 года X (жалоба № 2145/16) подал иск в районный суд против местного совета первого округа Бухареста, прося суд санкционировать смену пола с женского на мужской, административное изменение имени и персональный цифровой идентификационный код, а также приказать районному совету внести необходимые изменения в регистр гражданского состояния и выдать свидетельство о рождении с указанием нового имени и мужского пола заявителя. В подтверждение своего запроса он представил три медицинских справки, в которых отмечалось и подтверждалось, что он страдает расстройством гендерной идентичности.

Суд выдвинул возражение в отношении запросов. В своих обсервациях X. утверждал, что целью иска было не получение разрешения на лечение по смене пола, тем более хирургическое вмешательство, которое, по его мнению, представляло собой серьезное вмешательство в физическую неприкосновенность человека, а скорее получение разрешения на гражданскую запись о состоянии. Он добавил, что ни один врач в Румынии не был готов проводить операцию по смене пола без санкции суда. Что касается предположительно преждевременного характера других запросов, он утверждал, что требование доказательства операции по смене пола до разрешения внесения изменений в записи гражданского состояния равносильно неоправданному вмешательству в осуществление сексуальной автономии и уважение физической неприкосновенности.

12 июня 2014 г. районный суд отклонил иск. X. подал апелляционную жалобу. 9 марта 2015 года окружной суд Бухареста отклонил апелляцию, полностью подтвердив выводы окружного суда. В августе 2014 года X. переехал в Соединенное Королевство, а в апреле 2015 года получил мужское имя.

14 декабря 2011 г. Y. (жалоба № 20607/16) подал иск в районный суд против местного совета третьего округа Бухареста, добиваясь разрешения на операцию по смене пола с женского на мужской, смену имени на соответствующие административные документы и изменение личного цифрового идентификационного кода. Y. просил суд дать указание местному совету внести необходимые поправки в записи гражданского состояния и выдать новое свидетельство о рождении с новым именем заявителя и указанием его пола как мужчины.

23 мая 2013 года суд постановил, что после проведения операции по смене пола заявитель будет иметь право обратиться в административные органы с просьбой о смене имени. 3 июля 2014 г. Y. подал еще один иск, аналогичный первому, но без запроса разрешения на операцию по смене пола. Районный суд отклонил иск на том основании, что операция по смене пола не проводилась. Y. подал апелляцию в окружной суд, который ее отклонил.

В июне 2017 года Y. перенесла операцию по удалению внутренних женских репродуктивных органов. После этого 17 октября 2017 года была проведена операция по созданию мужских наружных половых органов. 7 августа 2017 г. он подал новый иск в суд. 21 ноября 2017 года районный суд удовлетворил иск, санкционировал изменение пола в документах, удостоверяющих личность заявителя, изменение имени и изменение цифрового идентификационного кода заявителя. Наконец, он приказал местному совету внести необходимые изменения в записи гражданского состояния и выдать новое свидетельство о рождении. Суд также отметил, что заявитель, которому врачи поставили диагноз трансгендерности, перенес операцию по смене пола. 3 мая 2018 г. Y. получил новое удостоверение личности с указанием мужского имени и цифрового идентификационного кода и указанием его пола как мужского. 6 июня 2018 года он получил новое свидетельство о рождении, совпадающее с данными в его новом удостоверении личности.

19 декабря 2015 года заявители решили обратиться в Европейский суд по правам человека.

Ссылаясь на статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни) и, в случае X, на статью 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), заявители жаловались на то, что румынское государство не установило четких правовых рамок для признания смены пола. По их мнению, требование к ним пройти операцию по смене пола – с сопутствующим риском стерилизации – в качестве предварительного условия для изменения их гражданского статуса нарушило их право на уважение их частной жизни. Они утверждали, что это требование равносильно вмешательству без какой-либо правовой основы, которое не преследовало законную цель и не было необходимым в демократическом обществе.

В соответствии со статьей 6 (право на справедливое судебное разбирательство) X. утверждал, что реклассификация его действий национальными судами равносильна отказу в правосудии. Ссылаясь на статью 13 (право на эффективное средство правовой защиты), он утверждал, что у него не было эффективного средства правовой защиты, с помощью которого можно было бы обжаловать предполагаемые нарушения статей 3 и 8 Конвенции. В соответствии со статьей 14 (запрещение дискриминации) он утверждал, что требование к трансгендерам пройти операцию по смене пола для внесения поправок в их записи гражданского состояния представляет собой дискриминацию на основе гендерной идентичности по сравнению с лицами, чья гендерная идентичность совпадает с назначенным им полом и чей пол был официально признан при рождении без каких-либо дополнительных условий. Он расценил это как нарушение своего права на равенство перед законом. Наконец, он утверждал о нарушении его прав по статье 12 (право на вступление в брак) ввиду стерилизующего эффекта операции, требуемой властями.

Позиция Европейского суда

Статья 8 Конвенции

Суд отметил, что жалоба заявителей касалась отказа национальных властей признать их мужской пол на законных основаниях и изменить их гражданский статус с вытекающими отсюда последствиями.

Заявители утверждали, что отсутствие соответствующей правовой базы позволило властям наложить на них дополнительное требование для удовлетворения их запросов в виде операции по смене пола. Суд также принял к сведению утверждение сторон о том, что данная жалоба касается как «вмешательства», так и позитивного обязательства со стороны государства.

Суд сослался на предыдущие дела, в которых он установил, что статья 8 налагает позитивное обязательство на государства по обеспечению права граждан на эффективное уважение их физической и психической неприкосновенности. По мнению Суда, главный вопрос, который необходимо решить, заключался в том, позволяли ли действующие нормативные положения и принятые в отношении заявителей решения установить, что государство выполнило свое позитивное обязательство по уважению к частной жизни заявителей.

Вначале Суд отметил, что в соответствии с законодательством Румынии не существует специальной процедуры для рассмотрения ходатайств о юридическом признании смены пола. Сами национальные суды отметили, что румынское законодательство не устанавливает какой-либо конкретной процедуры, регулирующей «изменение пола отдельными лицами».

Тем не менее, в постановлении от 2008 года Конституционный суд признал возможность признания изменения пола судами, а гражданские суды, рассматривающие запросы заявителей, пришли к выводу, что румынское законодательство допускает изменение пола.

Таким образом, ЕСПЧ мог согласиться с тем, что в румынском законодательстве существовала правовая основа, позволяющая физическим лицам возбуждать судебные дела для обоснования своих запросов относительно смены пола.

Европейский Суд также сослался на рекомендации международных организаций, включая Комитет министров и Парламентскую ассамблею Совета Европы, а также Верховного комиссара Организации Объединенных Наций по правам человека и Независимого эксперта ООН по защите от насилия и дискриминации на основе сексуальная ориентация и гендерной идентичности. Все они призвали государства принять процедуры, позволяющие людям менять имя и пол в официальных документах быстро, прозрачно и доступно.

ЕСПЧ в общих чертах отметил, что стороны разошлись во мнениях относительно того, был ли румынский закон о юридическом признании пола ясным и предсказуемым. Суд отметил, что примеры решений, вынесенных Правительством и первым заявителем, выявили некоторую неопределенность в отношении процедуры, которой необходимо следовать для признания смены пола. Кроме того, что касается условий, которые должны быть выполнены для юридического признания смены пола и внесения соответствующих изменений в записи гражданского состояния, Суд отметил, что в прецедентной практике были расхождения, по крайней мере, в то время, когда заявители предъявили свои иски относительно требования сначала пройти операцию по смене пола.

Верно, что в некоторых других случаях суды удовлетворяли ходатайства даже при отсутствии операции по смене пола.

Следовательно, Суд счел, что румынская правовая база для признания пола была нечеткой и, следовательно, непредвиденной.

Что касается требования к лицам пройти операцию по смене пола для внесения поправок в записи гражданского состояния, из материалов дела было ясно, что национальные суды постановили, что заявители были трансгендерами. Суды отметили, в частности, что заявители проходили гормональную терапию и делали мастэктомию. Однако суды отказались признать смену пола заявителями на том основании, что они не подвергались генитальной хирургии с этой целью. Суды пришли к выводу, что принципа самоопределения недостаточно для удовлетворения ходатайств заявителей о смене пола. Суд отметил, что заявители не хотели подвергаться данной операции до получения юридического признания смены пола и с этой единственной целью, и что они по существу полагались на свое право на самоопределение.

Суд также отметил, что заявители в настоящем деле не уделяли особого внимания стерилизационному аспекту операции. Однако факт остается фактом: операция по смене пола явно затрагивает физическую неприкосновенность соответствующих лиц.

Суд отметил, что суды никоим образом не обосновали свои доводы относительно точного характера общего интереса, противостоящего разрешению юридического признания смены пола, и не соблюли баланс между этим интересом и правом заявителей на признание своей гендерной идентичности. Суд не смог выявить оснований общего интереса, которые привели к отказу в изменении информации в записях гражданского состояния, чтобы она соответствовала гендерной идентичности заявителей.

Суд усмотрел в этом свидетельство жесткого подхода к признанию гендерной идентичности заявителей, который поставил их на необоснованный и непрерывный период времени в тяжелое положение, способное вызвать чувство уязвимости, унижения и беспокойства. Национальные суды поставили заявителей, которые не хотели подвергаться операции по смене пола, перед невозможной дилеммой: либо им пришлось перенести операцию вопреки своему здравому смыслу – и, таким образом, отказаться от полного осуществления своего права на уважение их физической неприкосновенности – или им пришлось отказаться от признания своей гендерной идентичности, что также входило в сферу действия права на уважение частной жизни. По мнению Суда, это нарушило справедливый баланс, который должен был быть установлен государствами-участниками между общими интересами и индивидуальными интересами заинтересованных лиц.

Кроме того, Суд отметил, что настоящее дело касается вопросов, которые постоянно развиваются в государствах-членах Совета Европы, поскольку все меньшее количество стран требует хирургического вмешательства по изменению пола в качестве предварительного условия для юридического признания гендерной идентичности.

Таким образом, Суд постановил, что отказ национальных властей юридически признать смену пола заявителями в отсутствие операции по смене пола равносилен неоправданному вмешательству в их право на уважение частной жизни.

Таким образом, имело место нарушение статьи 8 Конвенции в связи с отсутствием четкой и предсказуемой процедуры юридического признания гендерной идентичности.

Кроме того, отказ национальных властей в настоящем деле признать мужскую идентичность заявителей в отсутствие операции по смене пола нарушил справедливый баланс, который должно было установить государство между общими интересами и интересами заявителей. Следовательно, не было необходимости рассматривать аргументы заявителей относительно невозможности проведения операции по смене пола в Румынии.

Статьи 6, 13 и 14 Конвенции

Принимая во внимание факт нарушения статьи 8 Конвенции, Суд не видел необходимости в обстоятельствах настоящего дела выносить отдельное постановление по жалобам по статьям 6, 13 и 14 Конвенции.

Статья 12 Конвенции

Правительство подчеркнуло, что первый заявитель не подавал эту жалобу прямо в национальные суды и что в любом случае жалоба была преждевременной. ЕСПЧ согласился с тем, что заявитель не подавал по существу жалобу о нарушении его права на создание семьи. Следовательно, эта жалоба должна быть отклонена из-за неисчерпания внутренних средств правовой защиты.

Справедливая компенсация (статья 41)

Суд постановил, что Румыния должна была выплатить 1153 евро второму заявителю в качестве компенсации материального ущерба, 7500 евро в качестве компенсации морального вреда каждому из двух заявителей и 8910 евро в качестве компенсации судебных издержек адвокату первого заявителя и 845 евро в качестве компенсации расходов и издержек второму заявителю.