Заявителями по делу Király and Dömötör v. Hungary (жалоба № 10851/13) являлись два гражданина Венгрии цыганского происхождения, пострадавшие в ходе антицыганской демонстрации, проведенной в августе 2012 года.

В августовской демонстрации в городе Девечер приняли участие 400-500 людей, включая членов правых и ультраправых политических партий. Участники демонстрации выкрикивали расистские лозунги, угрозы в отношении цыганского населения Венгрии, призывая коренных венгерцев поднять восстание против цыган. Затем демонстранты продолжили шествие по улице Vasarhelyi,на которой проживает большое количество цыган. Некоторые демонстрантам проникли сквозь полицейское оцепление к домам цыган и бросали на их участки куски бетона, камни и бутылки.

В результате данных действие пострадали оба заявителя. Один из них завил о том, что от удара камнем, брошенным на участок его дома, пострадал его знакомый. Согласно показаниям второго заявителя, у демонстрантов был список домов, в которых проживает цыганское население, который они использовали при нападении. По заявлениям обоих заявителей, со стороны полиции никаких действий для восстановления нарушенных прав заявителей предпринято не было.

Впоследствии заявители прошли несколько судебных административных разбирательств, включая апелляционные слушания, однако данные разбирательства не увенчались успехом.

Заявители также пытались возбудить уголовное дело в отношении расистских заявлений демонстрантов, сделанных в ходе демонстрации. Полиция прекратила расследование, поскольку, по словам полицейских, данные заявления не могли быть классифицированы как преступления.

Рассмотрев жалобу ЕСПЧ заявил, что власти Венгрии должны были уделить должное внимание лозунгам, выкрикиваемым демонстрантами, поскольку данные лозунги и высказывания содержали прямую угрозу цыганскому населению.

ЕСПЧ отметил, что в течение нескольких лет после демонстрации полиция так и не изучила природу произошедших событий, а виновные лица не понесли никакого наказания.

В связи с этим суд признал статью 8 Конвенции нарушенной и постановил выплатить заявителям по 7 500 Евро в качестве компенсации морального вреда, а также по 3 205 и 3 235 Евро в качестве компенсации за понесенные убытки.