ЕСПЧ указал, что власти Республики Молдова нарушили право заявителя на свободу передвижения, поскольку отказались ему выдать новый паспорт на том основании, что заявитель когда-то не возместил большой долг банку. ЕСПЧ присудил заявителю 3000 евро в качестве компенсации морального вреда.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Виктор Ротару, гражданин Молдовы, проживает в Кишиневе (Республика Молдова).

11 июня 1998 г. Ботанический суд Кишинева обязал г-на Ротару выплатить банку E. 77 908,51 молдавских лея (около 16 450 американских долларов по обменному курсу, действовавшему на тот момент) в отношении непогашенной ссуды плюс штрафы за просрочку платежа. В 2004 году заявитель покинул страну, чтобы поселиться со своей семьей в Румынии, не исполнив решение суда.

По возвращении в Молдову в 2010 году г-н Ротару подал заявление на получение нового паспорта. Его ходатайство было отклонено органом записи актов гражданского состояния на том основании, что он не выплатил свой долг банку E. Заявитель обжаловал этот отказ в суде, ссылаясь на незаконное вмешательство в его право на свободу передвижения. Он утверждал, среди прочего, что истек законный срок для требования исполнения судебного решения от 11 июня 1998 г. Оказалось, что банк E. просил судебного пристава исполнить решение 1998 года, и он дал указание органу записи актов гражданского состояния не выдавать заявителю паспорт. Апелляционный суд Кишинева прекратил рассмотрение иска заявителя, посчитав его необоснованным. Жалоба заявителя была также отклонена Верховным судом.

24 апреля 2012 года заявитель обратился с жалобой в Европейский Суд. Ссылаясь на статью 2 Протокола № 4 (свобода передвижения), заявитель жаловался на незаконное и несоразмерное вмешательство в его свободу передвижения.

 

Позиция Европейского Суда

Прежде всего ЕСПЧ отметил, что власти основали оспариваемую меру на статье 8 (g) Закона №. 269, что позволяло отказать в выдаче паспорта в случае неуплаты долга. Орган записи актов гражданского состояния отказал заявителю в выдаче паспорта просто на основании заявления кредитора после того, как обнаружил, что единственное условие, наложенное вышеупомянутым правовым положением, было выполнено, а именно факт неуплаты долга. Срок действия запрета на получение паспорта не уточнялся, и, похоже, не проводился какой-либо анализ соразмерности меры. В этих обстоятельствах Европейский Суд пришел к выводу, что отказ административного органа напоминал автоматическую меру и, более того, он был назначен на неопределенный срок. В этой связи ЕСПЧ указал, что автоматический запрет на передвижение противоречил обязательствам властей по статье 2 Протокола № 4.

Таким образом, ЕСПЧ должен был определить, была ли проведена эффективная проверка судами законности и соразмерности оспариваемой меры. Такой пересмотр был тем более необходим, что мера была принята примерно через 12 лет после вынесения судебного решения, в котором заявителю было предписано возместить долг, и в отсутствие каких-либо незавершенных исполнительных процедур перед судебным приставом-исполнителем. Кроме того, Конституционный суд в своем решении от 15 апреля 2011 года прямо потребовал пересмотра соразмерности любого ограничения права на свободу передвижения.

Европейский Суд постановил, что национальные суды просто подтвердили обоснованность оспариваемой меры, отметив, что она соответствует статье 8 (g) Закона № 269. Они не проверили, совместим ли отказ в выдаче паспорта с положениями об исполнении судебных решений, в частности положений, устанавливающих трехлетний срок для подачи подлежащего исполнению приказа.

В любом случае ЕСПЧ отметил, что национальные суды не проанализировали индивидуальную ситуацию заявителя или вопрос о том, было ли вмешательство соразмерным.

Что касается обязанности властей регулярно пересматривать меру, ограничивающую свободу передвижения заявителя, ЕСПЧ отметил, что после подтверждения национальными судами первоначального отказа властей выдать паспорт не проводилось новой проверки основания для запрета на выезд; это произошло потому, что национальное законодательство не предусматривало такой возможности.

Следовательно, ЕСПЧ постановил, что к заявителю была применена мера автоматического характера, на неопределенный срок и без эффективной и периодической переоценки. Этих элементов было достаточно, чтобы ЕСПЧ пришел к выводу, что национальное законодательство, примененное в настоящем деле, не предоставило заявителю достаточных процессуальных гарантий для предотвращения риска злоупотребления со стороны властей, и что заявитель таким образом, был лишен необходимой защиты от произвола, требуемой принципом верховенства закона в демократическом обществе. ЕСПЧ счел, что вмешательство в право заявителя на свободу передвижения не было «предусмотрено законом». Следовательно, имело место нарушение статьи 2 Протокола № 4 к Конвенции.

Компенсация

Суд постановил, что Республика Молдова должна выплатить заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального вреда.