ЕСПЧ постановил, что власти Великобритании не смогли адекватно защитить двух потенциальных жертв трафика детей и нарушили статьи 4 и 6 Конвенции. ЕСПЧ присудил 25 тыс.евро каждому заявителю в качестве компенсации морального ущерба и 20 тыс.евро в качестве возмещения судебных расходов.

Заявители, V.C.L. и A.N., граждане Вьетнама, 1994 и 1992 года рождения, проживающие в Мидлсексе (Великобритания) и Лондоне соответственно.

В соответствии со статьями 4 и 6 Конвенции они жаловались на судебное преследование и осуждение за преступления, связанные с наркотиками, после того, как они были обнаружены на фермах по выращиванию каннабиса, когда они были еще несовершеннолетними. В то время в инструкциях как для полицейских, так и для прокуроров указывалось, что несовершеннолетние вьетнамцы, обнаруженные на фермах по выращиванию каннабиса, скорее всего, стали жертвами торговли людьми. После осуждения оба V.C.L. и A.N были признаны жертвами торговли людьми государственными органами (компетентным органом), ответственными за определение того, было ли лицо продано с целью эксплуатации.

6 мая 2009 года V.C.L. был обнаружен полицией во время рейда по борьбе с наркотиками в Кембридже. Во время допроса в полиции заявитель заявил, что ему было 15 лет и что его приемный отец тайно ввез в Великобританию. Его встретили двое мужчин, которые отвезли его на ферму каннабиса и заставили работать там. Ему было предъявлено обвинение в производстве контролируемого наркотика после рейда.

Суды оценили его возраст как 17 лет (хотя позже было признано, что на самом деле ему было 15 лет).

Хотя социальные службы и неправительственная организация выразили обеспокоенность тем, что он мог стать жертвой торговли людьми, 20 августа 2009 года он признал себя виновным в производстве наркотиков. Он был приговорен к 20 месяцам заключения в колонии для несовершеннолетних.

21 апреля 2009 года полиция вошла в резиденцию Лондона после сообщений о краже со взломом. Они обнаружили там большую ферму каннабиса, вместе с А.N. и несколько других граждан Вьетнама.

Во время допроса в полиции он назвал 1972 годом своего рождения (на самом деле это 1992 год, факт, который позже был признан судом). Он заявил, что по прибытии в Великобританию он встретил нескольких вьетнамцев, которые ухаживали за ним. Его отвезли на ферму по выращиванию каннабиса, где заставили работать без оплаты.

А.N. был обвинен в производстве контролируемых наркотиков, и по совету своего адвоката он признал себя виновным в июле 2009 года. Он был приговорен к 18 месяцам содержания под стражей.

Позже социальный работник из Национального общества по предотвращению жестокого обращения с детьми – Национальной консультационной и информационной линии по борьбе с торговлей детьми, посчитал, что есть веские доказательства того, что А. N. был жертвой торговли детьми, связанной с принудительным трудом и содержанием на ферме по выращиванию каннабиса.

Обоим заявителям было разрешено подать апелляцию вне времени. Они утверждали, среди прочего, что как жертвы торговли людьми они не должны были подвергаться судебному преследованию. 20 февраля 2012 года Апелляционный суд установил, что жертвы торговли людьми не получают автоматически иммунитета от судебного преследования. В любом случае, он аргументировал это тем, что обязательство Соединенного Королевства по международному праву предусмотреть возможность не наказывать жертв торговли людьми может быть выполнено прокурорами, используя свое дискреционное право не возбуждать судебное преследование в соответствующих случаях. Это потребует от прокурора вынесения приговора на основе всех имеющихся доказательств. Жалобы заявителей были отклонены, поскольку в каждом случае суд находил решение о возбуждении уголовного дела достаточно обоснованным и не являлось процессуальным нарушением. Однако приговор V.C.L.  был сокращен до 12 месяцев содержания под стражей, а наказание А.N. – до четырех месяцев содержания под стражей.

Заявителям было отказано в разрешении на подачу апелляции в Верховный суд. Второе обращение V.C.L. также безуспешно, поскольку Апелляционный суд заявил, что «решение о возбуждении уголовного дела [было] достаточно обоснованным».

Заявители обратились в Европейский Суд.

Ссылаясь на статью 4 (запрет принудительного труда) и пункт 1 статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) Конвенции, заявители жаловались, в основном, на неспособность властей защитить их после торговли людьми, что власти не смогли провести адекватное расследование торговли людьми (V.C.L) и на нарушение справедливости судебного разбирательства по их делу.

 

Позиция Европейского Суда

Статья 4 Конвенции

Суд отметил, что до настоящего времени у него не было возможности рассмотреть дело возможной жертвы торговли людьми, против которой было возбуждено уголовное дело. Он заявил, что соответствующие международные договоры не обеспечивают иммунитет от судебного преследования, хотя государства имеют право не преследовать в судебном порядке в тех случаях, когда насильственная преступная деятельность – если это было возможно заранее выявлено – была очевидна. Тем не менее Суд счел, что судебное преследование потенциальных жертв торговли людьми может противоречить обязанности государства принимать оперативные меры для их защиты в случае наличия достоверных подозрений в том, что человек стал жертвой торговли людьми. Как только властям стало известно о таком подозрении, лицо должно быть должным образом оценено квалифицированным лицом. Решение о судебном преследовании должно быть принято только после такой оценки, особенно если лицо было несовершеннолетним, и прокурору потребуются ясные причины, соответствующие международному праву, чтобы не согласиться с оценкой.

Г-н V.C.L. был обнаружен во время рейда на ферме по выращиванию каннабиса, когда он был еще несовершеннолетним. Хотя А.N. первоначально утверждал, что ему 37, то есть чуть более чем через неделю после его ареста было признано, что ему было 17 лет. По мнению Суда, тот факт, что заявители были обнаружены на фермах каннабиса, когда они были еще несовершеннолетними, сам по себе должен был вызвать достоверное подозрение, что они стали жертвами торговли людьми. Однако вместо того, чтобы передать их в ответственный орган, им было предъявлено обвинение в совершении уголовных преступлений, и им было разрешено признать себя виновными. Впоследствии прокуратура пересмотрела решения о возбуждении уголовного дела и пришла к выводу, что они были обоснованными, поскольку заявители не были жертвами торговли людьми. Однако, по мнению Суда, обвинение не привело четких причин, согласующихся с определением торговли людьми, для того, чтобы прийти к иному выводу, чем компетентный орган.

Хотя их дела впоследствии были рассмотрены Апелляционным судом (дважды, в случае V.C.L.), Суд отметил, что его рассмотрение ограничивалось рассмотрением вопроса о том, было ли обвинение злоупотреблением процессуальным правом. Более того, придя к выводу, что решение о возбуждении уголовного дела было оправданным, суд, как и прокуратура, опирался на факторы, которые не входили в суть признанного определения торговли людьми.

В итоге Суд установил, что власти не приняли адекватных оперативных мер для защиты V.C.L. и А.N., оба из которых были потенциальными жертвами торговли людьми.

 

Статья 6 § 1 Конвенции

Суд напомнил, что ему необходимо было определить, вызывает ли непризнание заявителей потенциальными жертвами торговли людьми вопросы в соответствии с Конвенцией, отказались ли заявители от своих прав и было ли разбирательство в целом справедливым.

Суд установил, что, хотя доводы заявителей были недвусмысленными, в отсутствие оценки того, подвергались ли они торговле людьми, эти доводы не были сделаны «с полным осознанием фактов». Таким образом, Суд пришел к выводу, что они не отказались от своих прав по статье 6 Конвенции.

Хотя власти сделали некоторые шаги к заявителям после вынесения обвинительного приговора, Суд, тем не менее, установил, что отсутствие оценки того, были ли заявители жертвами торговли людьми, потенциально помешало им получить доказательства, которые могли бы помочь их защите. Кроме того, Суд не счел, что эта «несправедливость» была устранена при рассмотрении апелляции, поскольку, как уже отмечалось, рассмотрение Апелляционным судом ограничивалось рассмотрением вопроса о том, было ли судебное преследование процессуальным нарушением, и он опирался на факторы, которые, по всей видимости, не лежат в основе признанного определения торговли людьми. Таким образом, судебное разбирательство не было справедливым, что привело к нарушению статьи 6 § 1.

 

Справедливая компенсация (статья 41)

Суд постановил, что Соединенное Королевство должно было выплатить заявителям 25 000 евро (евро) каждому в качестве компенсации морального вреда и 20 000 евро каждому в качестве компенсации судебных издержек.