ЕСПЧ посчитал, что надевание на заявителей наручников каждый раз, когда те покидали камеры, нарушило статью 3 Конвенции. ЕСПЧ призвал Россию принять меры, чтобы изменить практику применения наручников.

Заявители были признаны виновными в различных преступлениях и приговорены к пожизненному заключению. Их содержали в исправительных колониях и следственных изоляторах, и при выходе из камер им обычно надевали наручники, поскольку они совершили насильственные преступления или считались опасными заключенными. На них надевали наручники для любых целей, включая омовение и встречу со своим адвокатом.

Г-н Шлыков и г-н Керекеша не подали жалобы в национальные суды на надевание на них наручников, поскольку считали, что средства правовой защиты, которые существовали на тот момент, были неэффективными. Г-н Пулялин и г-н Коростелев подали жалобы в национальные суды, их жалобы были отклонены.

Г-н Шыклов также подробно рассказал об условиях своего тюремного режима, утверждая, что они неадекватны. Неясно, как часто пересматривался режим использования наручников в отношении заявителей.

27 октября 2011 года заявители обратились с жалобой в ЕСПЧ. Ссылаясь на статью 3 Конвенции, заявители жаловались на то, что им обычно надевают наручники в тюрьме. Г-н Шыклов также жаловался на тюремный режим в целом. Ссылаясь на часть 1 статьи 6 Конвенции, г-н Пулялин и г-н Коростелев жаловались, что их гражданское дело, касающееся режима использования наручников, рассматривалось в их отсутствие.

Позиция Европейского Суда

Статья 3 Конвенции

Суд напомнил, что статья 3 Конвенции закрепила одну из основополагающих ценностей демократических государств, запрещая пытки, бесчеловечное и унижающее достоинство обращение независимо от обстоятельств. Чтобы считаться жертвой нарушения, перенесенные страдания должны были выйти за рамки того, что можно было разумно ожидать в заключении. По мнению Суда, использование наручников обычно не приводит к нарушению прав человека; однако систематическое надевание на заключенного наручников при выходе из камеры можно рассматривать как нарушение.

Суд отметил, что в делах заявителей они оставались скованными наручниками в течение долгого времени на протяжении многих лет, и это наносило ущерб их самооценке. Закон не требовал применения этой меры. Суд также отметил, что, по всей видимости, не проводилось никакого регулярного пересмотра введенного режима и, следовательно, того, на каких основаниях власти могли предписать и сохранить ограничения. Таким образом, надевание на заявителей наручников каждый раз, когда они покидали свои камеры, было нарушением их прав.

Суд также установил нарушение статьи 3 в отношении тюремного режима, примененного к г-ну Шлыкову.

Статья 6 § 1 Конвенции

Суд отметил, что соответствующие заявители не были допущены к участию в их гражданском разбирательстве. Ранее он обнаруживал нарушения в аналогичных делах против России. Суд пришел к выводу, что в этом деле также имело место нарушение прав заявителей.

Статья 41 (справедливая компенсация)

Суд постановил, что Россия должна выплатить г-ну Шлыкову 3 000 евро, г-ну Пулялину и г-ну Коростелеву по 1950 евро в качестве компенсации морального вреда, а г-ну Коростелеву – 850 евро в качестве компенсации судебных издержек.

Статья 46 (обязательная сила и исполнение)

Что касается использования наручников, Суд счел, что для России было бы целесообразно принять меры под надзором Комитета министров в соответствии со статьей 46 Конвенции для защиты прав заявителей. Он указал, что это также будет иметь последствия, выходящие за рамки текущих дел.