Заявитель, гражданин России, имевший убежище в Швеции, был задержан в Словакии и заключен под стражу почти на два года под угрозой высылки в Россию. ЕСПЧ установил, что имело место нарушение статьи 5 § 1 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность) в отношении заявителя.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Хамзат Шиксаитов, гражданин России, 1982 года рождения, проживает в Альвесте (Швеция).

12 июля 2007 года суд Чеченской Республики в России выдал заявителю международный ордер на арест, поскольку заявитель предположительно совершил террористические акты. В 2011 году заявитель сбежал из Украины в Швецию, опасаясь экстрадиции. Ему было предоставлено убежище в Швеции. В 2015 году заявитель был задержан в Словакии по пути в Украину, поскольку он находился на территории, подпадающей под юрисдикцию Интерпола.

Областной суд Кошице вынес постановление о предварительном заключении заявителя под стражу до выяснения обстоятельств его статуса в Швеции. Это решение было оставлено без изменения после промежуточной апелляции, а затем в Конституционном суде, который также указал, что права заявителя не были нарушены.

23 февраля 2015 года заявитель был помещен под стражу в ожидании экстрадиции в Россию. Заявитель подал промежуточную апелляцию, утверждая, что Словакия была связана решением шведских судов о его статусе беженца. Эта апелляция была отклонена Верховным судом, что позднее было подтверждено Конституционным судом.

8 сентября 2016 года было принято решение об экстрадиции заявителя в Россию. Областной суд отметил, в частности, что беженцы не пользуются автоматически иммунитетом от судебного преследования (поскольку заявитель разыскивался по данному делу за тяжкое преступление неполитического характера) и что он суд удовлетворен общими гарантиями, данными российскими властями.

Затем Конституционный суд отклонил жалобу заявителя. Дело было возвращено в первую инстанцию, чтобы установить, следовало ли лишать заявителя статуса беженца.

Позднее Верховный суд отменил решение от 8 сентября 2016 года и приказал освободить заявителя 2 ноября 2016 года. После чего пограничная полиция выслала заявителя в Швецию. 

22 сентября 2016 года заявитель подал жалобу в Европейский Суд. Ссылаясь на пункт 1 статьи 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) и пункт 5 статьи 5 (право на компенсацию) Конвенции, заявитель жаловался на то, что его арест и содержание под стражей в Словакии нарушили его право на свободу. Заявитель утверждал, что его арест не соответствовал законам Словакии, в частности, Закону о полиции и Уголовно-процессуальному кодексу. Он утверждал, что, поскольку Россия не требовала его задержания, и поскольку он был беженцем в Швеции, его предварительное задержание и заключение под стражу в ожидании экстрадиции были незаконными.

 

Позиция Европейского Суда

Европейский Суд повторил, что лишение свободы должно быть «законным». Однако соблюдения национального законодательства недостаточно; решение должно быть принято добросовестно и по указанным основаниям, и содержание под стражей не должно быть слишком длительным. В частности, необходимо разумно считать необходимым задержание в связи с экстрадицией.

ЕСПЧ был удовлетворен тем, что предварительный арест заявителя был законным, поскольку словацкие власти не могли знать о статусе заявителя в Швеции. Аналогичным образом, Европейский Суд счел, что предварительное заключение заявителя под стражу было законным, несмотря на отсутствие запроса со стороны российских властей, поскольку в Словакии предварительное заключение под стражу требовалось только прокурором. Что касается содержания заявителя под стражей в ожидании экстрадиции, Европейский Суд согласился с национальными судами в том, что такое содержание под стражей не было принципиально запрещено, поскольку решения шведских властей не были обязательными для Словакии. Более того, словацкие власти провели тщательное изучение дела заявителя, особенно с учетом того, что шведские власти не проверили его статус в Интерполе. Таким образом, содержание заявителя под стражей было оправдано необходимостью содержания его в Словакии с целью определения наличия каких-либо юридических или фактических препятствий для выдачи заявителя.

Однако, в целом содержание заявителя под стражей длилось один год, девять месяцев и восемнадцать дней. И это несмотря на то, что власти располагали информацией о статусе заявителя в Швеции и его судебном преследовании в России с самого начала и что ничто не помешало судам принять окончательное решение о приемлемости экстрадиции заявителя намного раньше, чем они на самом деле это сделали.

В свете вышеизложенного Европейский Суд пришел к выводу, что власти действовали без должного усердия, заявитель слишком долго содержался под стражей и основания для такого заключения утратили силу. Это привело к нарушению статьи 5 § 1 Конвенции.

Тем не менее Европейский Суд постановил, что заявитель не имел права на компенсацию за незаконное содержание под стражей в соответствии со статьей 5 § 5 Конвенции.

Компенсация

Европейский Суд постановил, что Словакия должна выплатить заявителю 1200 евро в качестве компенсации морального вреда и 8000 евро в качестве компенсации судебных издержек и расходов.