Заявителем по рассматриваемой жалобе являлся гражданин Турции – 

  1. C.Karaman, студент университета города Измира. После его смерти в качестве заявителя выступает его отец – гражданин Турции L. Karaman.

Согласно фактическим обстоятельствам, 14 декабря 2015 года в городе Джизре был введен особый режим: людям было запрещено покидать дома в любое время суток. 2 марта 2016 года условия режима были изменены: люди получили возможность покидать свои жилища между 17 и 19:30 часами. Окончательная версия данного режима была введена 4 июня 2016 года: разрешалось покидать дома с 4:30 до 9:30 утра.

Согласно справке международной организации “AmnestyInternational”, в действиях полиции Турции имелись признаки злоупотребления правом, в связи с чем организация призывала Турцию удостовериться в том, что любое применение силы со стороны полиции не нарушает права человека.

Сын заявителя – C. Karaman– получил пулевое ранение в грудь 22 января 2016 года, после чего он и его отец связывались с членом местного парламента, а также со службой скорой помощи, прося оказать необходимую медицинскую помощь. Пытаясь добраться до машины скорой помощи, которая должна была его ожидать, и не найдя ее, C. Karaman укрылся в подвале здания, адрес которого был сообщен службе скорой помощи, которая, однако, не была туда направлена. Он полученной раны C. Karaman скончался 23 января 2016 года.

Таким образом, в жалобе заявитель – L. Karaman– ссылся на нарушение статьи 2 Конвенции о защите прав человека и основных свобод: власти знали о месте нахождения его сына, но при этом не предприняли мер для защиты его жизни, нарушив таким образом право его сына на жизнь.

  1. L.Karamanтакже ссылался на нарушение статьи 3 Конвенции, заявляя о том, что подвергся нечеловеческому обращению в связи с невозможностью захоронить тело сына согласно своим религиозным убеждениям, а также в связи с бездействием со стороны властей.

Сын заявителя не мог покинуть подвал здания, в котором укрывался, тем самым он был лишен доступа к медицинской помощи, что по мнению заявителя явилось нарушением статьи 5 Конвенции.

Рассмотрев жалобу, ЕСПЧ принял решение о том, что вопрос о приемлемости жалобы в части нарушения статей 2, 3, 8, 9 и 34 Конвенции будет решен после того, как о ней будет сообщено Турецкому правительству.

Таким образом, Страсбургский суд отложил рассмотрение жалобы по существу в части нарушений статей 2,3, 8, 9 и 34 Конвенции, признав оставшуюся часть жалобы неприемлемой.