Несмотря на то, что заявитель смог получить доступ к приобретенной им недвижимости лишь спустя два года, ЕСПЧ посчитал, что его права не были нарушены, так как законодательство Венгрии защищало людей от выселения за долги после кризиса 2008 года.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Бела Миклош Немет, гражданин Венгрии, родился в 1948 году и проживает в городе Кистарча (Венгрия). В 2014 году заявитель приобрел недвижимость на аукционе, которая продавалась в рамках исполнительного производства, возникшего из-за долга бывшего владельца.

Следует отметить, что в венгерский Закон о правоприменении была внесена поправка, налагающая мораторий на выселение, вызванное взысканием долгов, с целью смягчить последствия финансового кризиса 2008 года. Однако, мораторий не распространялся на представителей государства и изначально у него не было установленной даты окончания.

В итоге, заявителю не было предоставлено право собственности на имущество, а должник не мог быть выселен. Таким образом, заявитель смог получить право собственности и владение недвижимостью только через два года после ее покупки.

Из-за положений Закона о правоприменении заявитель решил обратиться в Европейский Суд по правам человека и подал жалобу 14 ноября 2014 года. Ссылаясь на статьи 1 Протокола № 1 (защита собственности) и 14 (запрещение дискриминации), заявитель жаловался на то, что ему было отказано в использовании его собственности и что он подвергся дискриминации, поскольку соответствующее законодательство защищало государство в ущерб частному сектору.

 

Позиция Европейского Суда

Европейский Суд повторил, что вмешательство в частную собственность должно быть законным, преследовать общественный интерес и должно обеспечивать баланс между общими интересами и правами личности.

Далее Европейский Суд отметил, что государственный мораторий имел юридическую основу. По мнению Суда, вопросы, связанные с неопределенностью в соответствующем законе, являются вопросами справедливого баланса. ЕСПЧ постановил, что действия национального законодательного органа по введению моратория подпадали под его усмотрение и не были «явно необоснованными». Мораторий отвечал требованиям Конвенции, связанным с общественными интересами.

Далее Европейский Суд отметил, что временная приостановка или отсрочка исполнения судебных постановлений относится к усмотрению национальных властей. ЕСПЧ понимал, что в то время имел место кризис в Венгрии и имелась необходимость предотвращения того, чтобы большое количество граждан остались без крова. Кроме того, он установил, что мораторий не лишил заявителя его законных ожиданий в отношении собственности, а просто отсрочил его вступление в собственность. ЕСПЧ также отметил, что в законодательство были быстро внесены поправки с добавлением положения о прекращении действия закона.

Поскольку заявителю не пришлось понести чрезмерное личное бремя, ЕСПЧ посчитал, что право заявителя на уважение собственности не было нарушено.

Кроме того, Европейский Суд признал применимой статью 14 Конвенции. Он подтвердил, что государства обладают широкими полномочиями в области жилищного регулирования из-за сложных социальных и политических вопросов. В настоящем деле ЕСПЧ счел, что, хотя государственные субъекты были освобождены от моратория, ситуация заявителя не была «в значительной степени похожа» на ситуацию государственных органов, поэтому нельзя утверждать, что он подвергался дискриминации. Соответственно, отсутствует нарушение статьи 14 Конвенции.