Власти Швейцарии не оценили риски жестокого обращения, которому может подвергнуться один из партнеров гомосексуальной пары в случае депортации в Гамбию.

 

Заявители, г-н Б. и г-н С., являются гражданами Гамбии и Швейцарии, которые родились в 1974 и 1948 годах соответственно и проживали в Сент-Галле (Швейцария) вместе до смерти второго заявителя 15 декабря 2019 года.

Первый заявитель находился в Швейцарии с 2008 года. Его ходатайство о предоставлении убежища было отклонено, поскольку власти сочли его утверждения о жестоком обращении в прошлом недостоверными.

В 2014 году заявители зарегистрировали свое партнерство. Второй заявитель подал прошение о воссоединении семьи в отношении первого заявителя. Заявка была отклонена. При рассмотрении апелляции Управление безопасности и правосудия кантона Сен-Галл («OSJ») отказало г-ну Б. в праве остаться в Швейцарии во время разбирательства по делу о воссоединении семьи. В конечном итоге это решение было поддержано Федеральным верховным судом, который также отметил его судимость в кантоне Люцерн и время, проведенное им в тюрьме. Г-н Б. оставался в Швейцарии на время разбирательства по делу о воссоединении семьи после того, как Европейский суд указал на необходимость применения обеспечительных мер.

Впоследствии решение о воссоединении семьи было оставлено в силе. Федеральный верховный суд заявил, что у первого заявителя была семья, на которую он мог рассчитывать в Гамбии, где положение гомосексуалистов улучшилось. Суд не поверил, что сексуальная ориентация первого заявителя станет известна властям или населению Гамбии. Кроме того, он отметил, что заявитель не был хорошо интегрирован в жизнь в Швейцарии, и сослался на его судимость. Суд постановил, что в выезде заявителя из страны имелся «большой общественный интерес» и что вмешательство в его права было оправданным.

Заявители подали жалобы в Европейский Суд 31 декабря 2018 года. Ссылаясь на статью 3 (запрещение бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), первый заявитель жаловался, что его возвращение в Гамбию подвергнет его риску жестокого обращения. Ссылаясь на статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни), первый и второй заявители жаловались, что депортация может повлиять на их семейную жизнь.

 

Позиция Европейского Суда

Европейский Суд объединил жалобы. Он постановил, что не было особых обстоятельств, требующих рассмотрения жалобы второго заявителя после его смерти.

Статья 3

Первый заявитель утверждал, что он уехал из Гамбии из-за активного преследования гомосексуализма, который имел ключевое значение для его личности. Гомосексуальные отношения оставались в стране незаконными. ЕСПЧ повторил, что законодательство, запрещающее гомосексуальные отношения, не делает высылку в этот округ противоречащей Конвенции. Он отметил, что не оспаривался, что он был гомосексуалистом, но согласился с национальными судами в том, что его утверждения о жестоком обращении в прошлом не заслуживают доверия.

ЕСПЧ отметил, что первый заявитель все еще находится в Швейцарии, и поэтому необходимо изучить нынешнюю ситуацию в Гамбии. Он посчитал, что сексуальная ориентация человека составляет основную часть его или ее идентичности и что никто не должен быть обязан скрывать свою сексуальную ориентацию во избежание преследований. Сексуальную ориентацию первого заявителя можно было бы установить, если бы он переехал в Гамбию. Национальные власти утверждали обратное и, кроме того, не оценили, смогут ли власти Гамбии предоставить необходимую защиту первому заявителю от жестокого обращения, вызванного его сексуальной ориентацией, со стороны негосударственных субъектов. Министерство внутренних дел Соединенного Королевства и третья сторона, вмешавшаяся в дела, среди прочего, заявили, что власти Гамбии в настоящее время не желают обеспечивать защиту ЛГБТ-людей в этом государстве.

ЕСПЧ пришел к выводу, что швейцарские суды не смогли в достаточной мере оценить риски и защиту государства от жестокого обращения со стороны негосударственных субъектов, ведущего к нарушению Конвенции.

Статья 8

Заявители утверждали, что высылка первого заявителя нарушит их защищаемое право на семейную жизнь и что сокрытие его гомосексуальности нарушит его право на личную жизнь.

Первый заявитель признал, что смерть второго заявителя изменила эти обстоятельства, но, тем не менее, он утверждал, что хотел продолжать жить и посещать среду, которую он разделял со своим бывшим партнером.

ЕСПЧ счел, что с учетом, в частности, того, что вопрос о физическом разлучении двух заявителей более не актуален, нет необходимости выносить отдельное решение по этой статье.

Справедливая компенсация (статья 41)

Суд постановил, что Швейцария должна выплатить заявителю 14 500 евро в качестве компенсации судебных издержек и издержек.