Постановление по делу «Голубятников и Жучков против России» (жалобы №№ 49869/06 и 44822/06) от 9 октября 2018 года

Власти Российской Федерации нарушили статью 3 Конвенции (запрещение пыток), поскольку полицейские жестоко обращались с заявителями с целью получения признательных показаний. Была нарушена статья 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство) из-за использования судом в качестве доказательства вины признательных показаний, полученных под пыткой. Также была нарушена статья 5 § 1 (право на свободу и личную неприкосновенность). ЕСПЧ присудил каждому из заявителей 25 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

 

Обстоятельства дела

Заявители, Дмитрий Голубятников и Сергей Жучков, являются гражданами России 1979 и 1978 года рождения соответственно, проживающими в городе Тихорецке Краснодарского края.

В январе 2005 года оба заявителя были арестованы полицейскими (милиционерами). После того, как заявителей доставили в полицейский участок, полицейские начали избивать арестованных с целью заставить их признаться в убийстве девушки, смерть которой наступила в результате причинения травмы головы. Полицейские надели заявителям на головы противогазы для удушения и избивали их резиновыми дубинками. Д. Голубятников отказался признаваться в убийстве девушки и был избит до такой степени, что в день ареста его доставили в больницу, где констатировали множественные травмы, а также переломы ребер. После двух дней избиений С. Жучков все-таки согласился признаться в совершении убийства девушки, дать показания против себя и Д. Голубятникова, поскольку очень боялся за свою жизнь. Только во время проведения судебного процесса С. Жучков заявил, что не совершал убийства и его вынудили оговорить Д. Голубятникова, который также отрицал свою причастность к смерти девушки.

Заявители несколько раз подавали жалобы на действия полицейских, однако, их жалобы отклонялись. Последний отказ в возбуждении уголовного дела был в 2016 году.

В августе 2015 года суд признал заявителей виновными в убийстве девушки, основав свой обвинительный приговор на признательных показаниях С. Жучкова. При этом суд отклонил жалобы заявителей на избиение сотрудниками полиции с целью получения признательных показаний. Суд посчитал, что раз прокуратура отклонила заявления о возбуждении уголовного дела против полицейских, то отсутствовали доказательства избиения заявителей. Суд также отклонил жалобу С. Жучкова о незаконности ареста. Заявители были приговорены к 12 и 9 годам лишения свободы.

Позиция заявителей

Ссылаясь на статью 3 Конвенции (запрещение пыток), заявители жаловались на применение к ним пыток со стороны полицейских, а также на отсутствие необходимого расследования данного преступления. Заявители указывали нарушение статьи 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство), поскольку обвинительный приговор был основан на признательных показаниях С. Жучкова, добытых незаконным путем. И, наконец, ссылаясь на статью 5 § 1 (c), С. Жучков указал, что был задержан полицейскими за несколько дней до того, как было вынесено официальное постановление об аресте.

Позиция Правительства Российской Федерации

В первую очередь власти настаивают, что Д. Жучков лично явился в полицейский участок, чтобы дать признательные показания. После чего он был арестован и постановление об аресте было вынесено в соответствии с законом.

Власти указывают, что на национальном уровне не было доказано применение к заявителям пыток со стороны полицейских. Травмы, зафиксированные у Д. Голубятникова, были причинены ему третьим лицом вне полицейского участка, а наличие травм у С. Жучкова зафиксировано не было.

Что же касается несправедливости судебного процесса, то власти указывают на проведение судьей анализа поданных заявителями жалоб. Однако, судья их отклонил, поскольку не нашел объективных доказательств применения пыток к заявителям.

Позиция Европейского Суда

Первым делом ЕСПЧ рассмотрел жалобу на нарушение статьи 5 § 1 (с) Конвенции (запрещение незаконного задержания). ЕСПЧ подробно изучил имеющиеся в деле доказательства и пришел к выводу, что сотрудники полиции задержали С. Жучкова на работе и только потом доставили его в полицейский участок. Следовательно, версия Правительства России о том, что заявитель сам явился в полицейский участок для дачи признательных показаний в убийстве, является ложной. Что касается даты и времени задержания, то ЕСПЧ отмечает следующее: имеются показания свидетелей, согласно которым заявителя увезли с работы полицейские в 8 утра 26 января 2005 года, а постановление о задержании было вынесено только 27 января в 2:30. Следовательно, имеет место нарушение статьи 5 § 1 (c), поскольку в течение нескольких часов заявитель незаконно содержался в полицейском участке.

Затем Европейский суд перешел к анализу нарушения статьи 3 Конвенции (запрещение пыток). ЕСПЧ напомнил, что бремя доказывания лежит на государстве-ответчике и заключается в том, чтобы правительство предоставило удовлетворительное и убедительное объяснение и доказательства, которые ставят под сомнение версию событий, данных заявителем. Кроме того, ЕСПЧ напомнил, что в случае жалоб на применение пыток полицейскими или другими представителями государства, прямой обязанностью властей является проведение эффективного расследования случившегося.

В настоящем  деле Европейский Суд отмечает, что первый заявитель, Д. Голубятников, был госпитализирован со множественными травмами после пребывания в полицейском участке. Однако, власти отказывали заявителю в возбуждении уголовного дела, следовательно, эффективное расследование проведено не было.

Второй заявитель, С. Жуков, провел несколько часов в полицейском участке без вынесения официального постановления о задержании, после чего дал признательные показания. Как только мать заявителя нашла ему адвоката по соглашению, он тут же отказался от своих признательных показаний и говорил о своей невиновности. С февраля 2005 года заявитель и его адвокат подали множество жалоб на применение пыток со стороны полицейских, однако жалобы отклонялись вплоть до 2016 года. Также ЕСПЧ отмечает, что в материалах дела имеются свидетельские показания, согласно которым заявителя видели после ареста с синяками и хромающим.

Поскольку Правительство не представило доказательств отсутствия применения жестокого обращения к заявителям, а также власти не провели необходимое расследование случившегося, ЕСПЧ приходит к выводу, что имело место нарушение статьи 3 Конвенции.

ЕСПЧ напоминает, что использование признательных показаний, полученных в нарушение статьи 3 Конвенции, делает уголовное разбирательство автоматически несправедливым, независимо от доказательной ценности этих признаний и независимо от того, было ли их использование решающим в принятии обвинительного приговора. Таким образом, была нарушена статья 6 § 1 Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ присудил каждому из заявителей 25 000 евро в качестве компенсации морального ущерба, а также 142 евро и 313 евро в качестве возмещения судебных расходов.