Постановление Европейского Суда по правам человека по делу «Хаддад против Испании» (жалоба № 16572/17) от 18 июня 2019 года

Обстоятельства дела

Заявитель, г-н Ваэль Хаддад, гражданин Сирии, родившийся в 1976 году и проживающий в Мадриде, Испания.

В январе 2012 года г-н Хаддад и его жена, гражданка Испании, покинули Сирию со своими тремя несовершеннолетними детьми из-за войны и отправились в Испанию. Через месяц после их прибытия жена г-на Хаддада подала на него жалобу за бытовое насилие в семье. 2 февраля 2012 года судья издал постановление о необходимости применения временной защиты, которая включала уголовно-правовую меру, запрещающую мужу приближаться к его жене и их трем детям, общаться с ними, а также гражданско-правовую меру, временно отменяющую родительскую ответственность и права г-на Хаддада.

15 июня 2012 года правительство Мадрида объявило трех детей заявителя брошенными и вынесло решение об их помещении в специальный центр защиты детей, однако, г-н Хаддад не был проинформирован об этом решении. Заявитель узнал о слушании о подтверждении опекунства над детьми посредством уведомления, опубликованного в официальной газете Мурсии, а также от звонка сотрудника отдела по защите детей.

27 сентября 2013 г. уголовный суд оправдал г-на Хаддада по всем обвинениям, возбужденным против него, и отменил уголовные и гражданские меры, назначенные судьей 2 февраля 2012 г.

11 февраля 2015 года суд первой инстанции Мурсии санкционировал размещение дочери г-на Хаддада в приемной семье с целью ее усыновления. 13 марта 2015 года г-н Хаддад и его жена подали апелляционные жалобы. 7 апреля 2016 года провинция Мурсия Аудиенсия отклонила апелляционные жалобы заявителя и его жены и оставила решение суд первой инстанции в силе.

26 февраля 2016 года областное правительство прекратило надзор за двумя сыновьями г-на Хаддада и разрешило их возвращение отцу. Г-н Хаддад подал жалобу в Конституционный суд. Он утверждал, что судебные решения не позволили его дочери воссоединиться с семьей из-за серьезных ошибок в различных отчетах административных органов, на которых национальные суды основывали свои доводы. Конституционный суд объявил жалобу заявителя неприемлемой.

Позиция заявителя

Заявитель подал жалобу в Европейский суд по правам человека 22 февраля 2017 года.

Ссылаясь на статью 8 (право на уважение частной и семейной жизни), заявитель жаловался на то, что отдел защиты детей не предпринял никаких шагов, чтобы помочь ему восстановить контакт с дочерью после вынесения оправдательного приговора и отмены временных судебных запретов в отношении заявителя.

Позиция Правительства Испании

Власти утверждали, что заявитель не исчерпал все необходимые средства правовой защиты, следовательно, его жалоба является неприемлемой. Тем не менее власти согласились с тем, что имело место вмешательство в частную жизнь заявителя, однако, данное вмешательство было необходимым для обеспечения наивысших интересов ребенка – дочери заявителя.

Позиция Европейского Суда по правам человека

Суд признал, что в обстоятельствах данного дела являлось приемлемым, чтобы трое детей г-на Хаддада были помещены под административную опеку, как просила их собственная мать. Однако дети были разлучены со своим отцом против их воли, поскольку против него было возбуждено уголовное дело по обвинению в бытовом насилии по жалобе его жены. Г-ну Хаддаду больше не разрешалось приближаться к своим детям, и он должен был находиться на определенном расстоянии от них, не имея контактов с ними в течение всего разбирательства. Эта ситуация была особенно серьезной, учитывая возраст его дочери, которой было всего полтора года, когда она впервые попала под административную опеку в Мадриде.

Европейский Суд отметил, что ни разу в ходе административного разбирательства не учитывался молодой возраст дочери г-на Хаддада в то время, когда он разлучился со своей женой, не учитывались ранее существовавшие отношения между ребенком и ее родителями, период времени после разлуки или последующие последствия для всех трех детей и для отношений ребенка с ее братьями.

Суд отметил, что г-н Хаддад уже восстановил опеку над своими двумя сыновьями и что он продолжает предпринимать усилия по восстановлению опеки над своей несовершеннолетней дочерью. Суд отметил, что образовательные и родственные способности г-на Хаддада в отношении его дочери формально не ставились под сомнение и что его два сына, также несовершеннолетние, теперь снова живут с ним. Размещение его дочери было предписано по просьбе матери в связи с весьма специфическими трудностями, с которыми последняя столкнулась в соответствующее время, не принимая во внимание пожелания г-на Хаддада.

ЕСПЧ пришел к выводу, что испанские административные власти должны были рассмотреть другие менее радикальные меры, чем возможность удочерения малолетней дочери заявителя другой семьей, а также должны были принять во внимание ходатайства заявителя после прекращения уголовного дела в отношении него. Административные власти просто воспроизвели те же решения, не делая новых выводов и не оценивая на основании вещественных доказательств эволюцию обстоятельств, тем самым четко демонстрируя свою решимость поместить ребенка в приемную семью до финального удочерения.

Европейский Суд обратил внимание на свое прецедентное право на то, что в соответствии со статьей 8 Конвенции родитель имеет право на реализацию мер с целью воссоединения со своим ребенком, и национальные власти были обязаны принять такие меры.

Таким образом, компетентные органы несут ответственность за прекращение контакта между г-ном Хаддадом и его дочерью, по крайней мере, с момента его оправдания, и они не выполнили свою обязанность дпринять меры, позволяющие заявителю регулярно общаться с родной дочерью. По мнению Суда, размещение ребенка у опекуна, как правило, следует рассматривать как временную меру, которая должна быть приостановлена ​​как только ситуация это позволит сделать. Европейский Суд пришел к выводу, что окончательное оправдание заявителя и снятие запрета на любые контакты с его детьми, по-видимому, не рассматривались национальными судами.

Таким образом, Суд установил, что испанские власти не предпринимали надлежащих или достаточных усилий для обеспечения уважения права заявителя жить со своей дочерью вместе с ее братьями, тем самым игнорируя его право на уважение его частной и семейной жизни, гарантированное статьей 8 Европейской Конвенции.

Возмещение причиненного вреда

Европейский Суд постановил, что национальные власти должны своевременно пересмотреть ситуацию заявителя и его несовершеннолетней дочери в свете настоящего решения и принять соответствующие меры в интересах ребенка. ЕСПЧ счел, что наиболее подходящей формой возмещения вреда является обеспечение того, чтобы ситуация заявителя была восстановлена настолько, насколько это было бы возможно, если бы соблюдались положения статьи 8 Конвенции.

Наконец, Суд отметил, что внутреннее законодательство предусматривает возможность пересмотра окончательных решений, которые были вынесены в нарушение прав, предусмотренных Конвенцией в соответствии со статьями 510 и 511 Гражданского процессуального кодекса Испании.