Постановление Европейского суда по делу «Владимирова против России» (жалоба № 21863/05) от 10 апреля 2018 года

Неисполнение в течение двух лет судебного решения о выплате компании заявительницы компенсации влечет за собой нарушение статьи 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности). ЕСПЧ присудил заявительнице 1 500 евро в качестве возмещения морального ущерба.

 

Обстоятельства дела

Заявительница, Алла Владимирова, 1957 года рождения, гражданка России, проживающая в городе Ставрополь. Дело касается компании заявительницы «Аквилон», занимающейся продажей продуктов питания. В 2001 году заявительница пыталась продать двум лицам сахар. Однако, продажа не завершилась, поскольку в отношении этих лиц было заведено уголовное дело по подозрению в совершении мошенничества в отношении компании «Аквилон», продаваемый сахар стал вещественным доказательством. Расследование было прекращено в 2007 году, поскольку вина не была установлена. В 2005 году заявительнице объявили о выплате компенсации за понесенный ущерб, однако, выплата была получена лишь в 2007 году. Более того, заявительница жаловалась на то, что следователь по халатности оставил сахар у обвиняемых, из-за чего заявительнице был причинен ущерб.

Позиция заявительницы

Ссылаясь на статью 1 Протокола № 1 (защита собственности) и статью 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство), заявительница жаловалась на несвоевременное исполнение судебного решения, согласно которому заявительнице должны были выплатить компенсацию за понесенный материальный ущерб.

Позиция Правительства

Власти Российской Федерации утверждали, что заявительница не может считаться жертвой в понимании статьи 34 Конвенции. Они указали, что национальные суды рассмотрели соответствующее требование заявительницы и прямо признали на двух более высоких уровнях юрисдикции, что небрежные действия г-на С., следователя, ответственного за уголовное дело о незаконном присвоении имущества, принадлежащего компании заявительницы, привели к потере компанией этого имущества и присудили компенсацию за материальный ущерб, а также возмещение расходов и издержек.

Позиция Европейского суда

Суд напоминает, что решение или меры, благоприятные для заявителя, в принципе не достаточны для того, чтобы лишить его статуса «жертвы» в рамках статьи 34 Конвенции, если национальные власти не признали, ни прямо, ни по существу нарушение Конвенции. Европейский Суд убежден в том, что присужденная заявительнице в 2005 году сумма за потерю сахара представляет собой надлежащую и достаточную компенсацию за предполагаемое нарушение. Следовательно, не может идти речь о нарушении статьи 1 Протокола № 1 в рамках обвинения властей в допущении халатности.

Что касается предполагаемого нарушения статьи 6 § 1 в совокупности со статьей 1 Протокола № 1 в части задержки выплаты компенсации, то Европейский суд напомнил следующее: необоснованно длительная задержка исполнения принудительного решения может нарушить Конвенцию. Более того, задержка в размере менее одного года при выплате денежного судебного решения в принципе совместима с Конвенцией, в то время как любая более поздняя задержка является prima facie необоснованной. Суд отмечает, что в данный момент речь идет о задержанном исполнении решения, вынесенного Федеральным судом Северо-Кавказского округа 10 марта 2005 года, который оставался неисполненным до 4 июля 2007 года, то есть более чем два года. Таким образом, он отвергает как несущественное объяснение Правительства относительно задержки исполнения, связанной с решением Апелляционной инстанции Арбитражного суда Ставропольского края от 30 ноября 2004 года. Суд в принципе считает, что Правительство не предоставило каких-либо объяснений относительно задержки исполнения судебного решения, касающегося выплаты компенсации заявительнице.

Поскольку Правительство утверждало, что решение от 10 марта 2005 года было исполнено в течение разумного периода после того, как компания заявительницы подала новый исполнительный лист в распоряжение властей, Суд считает, что этот аргумент не объясняет причину бездействия властей до этого времени. Он повторяет, что в случае вынесения судебного решения государство должно взять на себя инициативу по его обеспечению. Сложность внутренней исполнительной процедуры не может освободить государство от его обязательства обеспечить принудительное исполнение судебного решения в разумные сроки. В отсутствие каких-либо правдоподобных объяснений со стороны Правительства, Суд должен сделать вывод о том, что государственные власти не выполнили свое обязательство своевременно исполнить обязательное судебное решение в пользу компании заявительницы.

Соответственно, имело место нарушение пункта 1 статьи 6 Конвенции и статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявительнице 1 500 евро в качестве возмещения морального ущерба.