Постановление Европейского Суда по делу «Учреждение Баткивска Турбота против Украины» (жалоба № 5876/15) от 9 октября 2018 года

Власти Украины нарушили статью 1 Протокола № 1 (защита собственности), поскольку лишили права собственности заявителя на недвижимость на основании старого закона Украинской ССР. Власти не приняли во внимание судебное решение в пользу заявителя, вынесенное ранее, а также факт добросовестного заключения заявителем сделки купли-продажи.

 

Обстоятельства дела

Заявителем является Учреждение Баткивска Турбота – некоммерческая организация, основанная в 1999 году.

В 2000 году учреждение основало центр оказания социальной помощи молодежи. В августе 2002 года учреждение выкупило часть санатория у Сообщества собственников, основанного Федерацией Профсоюзов Украины для управления недвижимостью. Право собственности было зарегистрировано позднее в соответствии с положениями закона.

В августе 2011 года прокурор, действующий в интересах государства, обратился в суд с целью аннулирования сделки купли-продажи. Он указал, что проданная в 2002 году часть санатория принадлежала государству, а не Сообществу собственников.

Суд первой инстанции встал на сторону прокурора, посчитав, что в 1960 году Украинская ССР отдала санаторий и иные культурные сооружения в пользование профсоюзам, но не продавала  их. Суд пришел к выводу, что в момент создания Сообщества собственников в 1991 году, санаторий, о котором идет речь, и иные культурные заведения всё еще принадлежали государству. При этом судья отклонил довод заявителя о том, что в 1997 году было вынесено судебное решение, согласно которому было подтверждено наличие права собственности на санаторий у Сообщества собстенников.

Учреждением-заявителем была подана апелляционная жалоба на решение суда первой инстанции. В жалобе было указано, что Учреждение являлось добросовестным приобретателем недвижимости. Кроме того, Учреждение вложило более пяти миллионов гривен в проведение ремонтных работ.

В апреле 2014 года апелляционный суд рассмотрел жалобу заявителя и встал на его сторону, отменив решение суда первой инстанции.

Однако, в июле 2014 года суд кассационной инстанции отменил постановление суда апелляционной инстанции, посчитав сделку по приобретению части санатория незаконной.

В октябре 2014 года Верховный Суд Украины подтвердил нижестоящие постановления, посчитав собственником санатория государство.

Регистрация права собственности государства была произведена в апреле 2018 года. Тем не менее Учреждение-заявитель по прежнему занимает территорию санатория и размещает там семьи, находящиеся в тяжелом положении.

Позиция заявителя

23 января 2015 года Учреждение-заявитель обратилось в Европейский Суд с жалобой. Было указано, что мело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции (защита собственности) в связи с изъятием государством права собственности на законно приобретенное имущество.

Позиция Правительства Украины

Власти указали, что заявитель не исчерпал должным образом внутренние средства правовой защиты, в жалобах не было указано требование о выплате компенсации. Что касается прекращения права собственности, то власти сослались на положения закона, позволявшие осуществить вмешательство в право заявителя на защиту собственности, поскольку недвижимость принадлежала государству.

Позиция Европейского Суда

Чтобы вмешательство в осуществление права на защиту собственности не нарушало положения Конвенции, оно должно быть основано на законе. Это означает, что подобное вмешательство должно быть закреплено во внутреннем праве, а закон должен быть ясным и понятным.

Суд отмечает, что судебная практика, касающаяся вопросов недвижимости и права собственности в Украине, является противоречивой и при идентичных обстоятельствах дела существуют совершенно различные судебные решения. Такое положение вещей связано с отсутствием в Украине закона, регулирующего юридическое положение недвижимости, принадлежавшей Украинской ССР, например, профсоюзам. Таким образом, ЕСПЧ сомневается, что вмешательство в осуществление права на защиту собственности соответствовало положениям Конвенции.

Кроме того, Европейский Суд отмечает, что из-за действий властей заявитель понес значительный денежный ущерб, который являлся диспропорциональным. Учреждение-заявитель приобрело в собственность часть санатория в 2002 году, то есть спустя пять лет после вынесения судебного решения в 1997 году о присвоении права собственности на санаторий Сообществу собственников. Однако, прокурор не оспаривал право собственности вплоть до 2011 года, тогда как органы власти точно знали о продаже санатория.

ЕСПЧ отмечает, что кроме всего прочего, власти сами осуществляли регистрацию права собственности заявителя на недвижимость. Если во время процедуры регистрации права собственности произошла ошибка, то именно государство должно было понести ответственность за последствия. Однако, власти так и не сформулировали цель, преследуемую при лишении заявителя права собственности. Власти лишь в общем указали, что ранее недвижимость принадлежала государству, однако, цель повторного заполучения недвижимости так и осталась не раскрыта. К тому же власти ждали до 2018 года, чтобы зарегистрировать право собственности на санаторий.

Европейский Суд приходит к выводу, что имеются серьезные сомнения в законности вмешательства в право заявителя на защиту собственности, а также в наличии законной и обоснованной цели подобных действий властей. Следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1.

Компенсация

ЕСПЧ посчитал, что вопрос присуждения денежной компенсации требует дополнительного анализа и перенес его рассмотрение на более поздний срок.