Постановление Европейского суда по делу «Ткаченко против России» (жалоба № 28046/05) от 20 марта 2018 года

Европейский суд посчитал, что выселение заявителей из приватизированного ранее дома не основывалось на законе и было произведено без соблюдения законных процедур. Европейский суд присудил заявителям 5 000 евро в качестве компенсации материального ущерба, а также 5 000 евро каждому из заявителей для возмещения морального ущерба.

 

Обстоятельства дела

Заявители, Михаил Ткаченко, Нина Ткаченко, Наталья Ткаченко и Александр Ткаченко, граждане России, проживающие (в т.ч. и Нина Ткаченко до смерти в 2011 году) в городе Аксай Ростовской области.

В 1999 году заявители приватизировали через компанию А. половину дома, расположенного в центре города Аксай. Земля, на которой стоял дом, принадлежала администрации города, а во второй половине дома жили третьи лица. В 2003 году глава города принял указ, согласно которому земля и дом заявителей передавались компании К. для строительства на ней многоквартирного дома. В 2004 году национальные суды постановили выселить заявителей из приватизированного жилья: компания К. предложила заявителям дом с участком в пригороде города Аксай, районный суд города Аксай постановил прекратить право собственности заявителей на дом в центре города и признать их собственниками дома в пригороде Аксай. В 2005 году суд апелляционной инстанции подтвердил решение районного суда. В том же году заявители были выселены, их дом в центре города разрушен и на его месте построили десятиэтажное здание.

Позиция заявителей

Заявители утверждают, что национальные власти нарушили их право на защиту собственности (статья 1 Протокола № 1), а также право на уважение жилища (статья 8 Конвенции).

Позиция Правительства

Власти соглашаются с тем, что принятые в отношении заявителей меры являлись вмешательством в право заявителей на защиту собственности. Однако, данное вмешательство было предусмотрено законом. Более того, оно было пропорциональным и даже позволило заявителям получить выгоду: дом в пригороде Аксай.

Позиция Европейского суда

Европейский суд отмечает, что заявители были лишены их права собственности национальными властями, действовавшими с помощью частного лица. Суд напоминает, что для признания вмешательства в осуществление права собственности соответствующим статье 1 Протокола № 1 к Конвенции, должны быть соблюдены три критерия: вмешательство должно быть «предусмотрено законом», «для общественной цели», должен быть соблюден баланс между общественной целью и правами конкретного собственника.

Что касается законности, то Суд отмечает следующее: заявители были лишены права собственности в соответствии с генеральным планом реконструкции города, который был предусмотрен статьями 11 и 83 Земельного кодекса, а также статьей 239 Гражданского кодекса. Однако, данный процесс предусматривал несколько этапов и дополнительные гарантии для собственников, которые не были соблюдены. Ни национальные суды, ни в дальнейшем Правительство не дали объяснений по поводу несоблюдения процесса экспроприации. Европейский суд считает, что речь идет не просто о некоторых несоответствиях в процедуре, но о лишении собственности при полном несоблюдении законных процедур. Также Европейский суд отмечает, что районный суд сослался на статью 239 Гражданского кодекса с целью обосновать выселение заявителей частной компанией К., однако, положения данной статьи позволяют только государственным властям выселять кого-либо. Таким образом, вмешательство в право на защиту собственности заявителей не было предусмотрено законом и не было выполнено при соблюдении закона, следовательно, имело место нарушение статьи 1 Протокола № 1 к Конвенции.

Суд считает, что не имеет смысла рассматривать отдельно статью 8 Конвенции.

Компенсация

Европейский суд присудил заявителям 5 000 евро в качестве компенсации материального ущерба, а также 5 000 евро каждому из заявителей для возмещения морального ущерба.