Постановление Европейского Суда по делу «Tarak и Depe против Турции» (жалоба № 70472/12) от 09.04.2019 года

Обстоятельства дела

Заявители, Ясемин Тарак и ее сын Биртан Синан Депе, являются гражданами Турции, родившимися в 1967 и 1993 годах соответственно. Они проживают в Стамбуле (Турция).

В октябре 2001 года в рамках расследования кражи со взломом, произошедшей в тот же день, полиция провела обыск в доме С.О., являющейся соседкой, которой г-жа Тарак доверила присмотреть своего сына в ее отсутствие. По словам г-жи Тарак, сотрудники полиции отвезли ее сына, которому тогда было восемь лет, в полицейский участок. Затем г-жа Тарак искала сына в двух других полицейских участках, но безуспешно.

Два дня спустя г-жа Тарак была арестована по подозрению в причастности к краже со взломом и доставлена ​​в полицейский участок Бейоглу, где она обнаружила, что ее сын спит на столе. Ребенок оставался с ней до тех пор, пока она не была доставлена ​​в прокуратуру позднее в тот же день.

Через несколько дней г-жа Тарак обратилась с жалобой в прокуратуру. Она утверждала, что ее сын был взят под стражу полицейскими, а также подвергся ударам и угрозам со стороны сотрудников полиции, которые просили его раскрыть местонахождение его матери. Заявительница просила провести медицинское обследование своего сына, указав, что задержание оказало вредное воздействие на психологическое здоровье ребенка.

В ноябре 2004 года было возбуждено уголовное дело против нескольких сотрудников полиции за действия, превышающие их полномочия. В декабре 2009 года суд постановил прекратить разбирательство на том основании, что срок судебного преследования истек. Кассационный суд оставил в силе это решение.

Позиция заявительницы

Опираясь, в частности, на статью 5 (право на свободу и личную неприкосновенность), Биртан Синан Депе утверждал, что был незаконно лишен свободы, что негативно сказалось на его психическом здоровье. Жалоба была подана в ЕСПЧ 20 сентября 2012 года.

Позиция Правительства Турции

Турецкие власти сослались на выводы национальных судов о том, что факт пребывания ребенка в полицейском участке не был доказан, поэтому Правительство Турции призвало ЕСПЧ признать отсутствие нарушения в силу отсутствия событий.

Позиция Европейского Суда

ЕСПЧ отметил, во-первых, что события произошли в период с ночи 26-27 октября до 28 октября 2001 года; что соседка C.Ö. была вскоре освобождена и не провела ночь в полицейском участке; что Биртан Синан Депе содержался в комнате в полицейском участке; и что адвокат заявителей во внутреннем судопроизводстве также дал показания относительно присутствия ребенка в отделении полиции.

Во-вторых, в материалах дела не было ничего, что указывало бы на то, что ребенок покинул полицейский участок до 28 октября 2001 года. Кроме того, правительство не представило никаких документов или свидетельских показаний, указывающих, например, что Биртан Синан Депе был передан в разумное время после прибытия в полицейский участок в детский дом или аналогичную службу.

Не вдаваясь в подробности того, представляло ли это официальное содержание под стражей, Европейский Суд пришел к выводу, что ребенок, которому в то время было восемь лет, был доставлен в отделение полиции сотрудниками полиции и содержался там один, по крайней мере, с 27 по 28 октября 2001 года, до того момента, когда приехала его мать.

Особенность настоящего дела заключается в том, что заявитель являлся малолетним, и тем фактом, что он был без сопровождения после прибытия в полицейский участок. Таким образом, он был оставлен один в помещении полицейского участка и находился в уязвимом положении. При таких обстоятельствах Европейский Суд счел, что нет необходимости оценивать, содержался ли он в закрытых и охраняемых помещениях, из которых был запрещен какой-либо несанкционированный выход, поскольку он не мог ожидать возможности выйти из полицейского участка в одиночку. Подобное содержание под стражей не имело законной цели в соответствии с пунктом 1 статьи 5 и поэтому было произвольным. Следовательно, имело место нарушение пункта 1 статьи 5 Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителям 16 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 200 евро в качестве возмещения судебных расходов.