Постановление Европейского Суда по делу «Стирманов против России» (жалоба № 31816/08) от 29.01.2019 года

ЕСПЧ указал, что употребленная прокурором в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела по истечению срока давности фраза о явной виновности лица, свидетельствует о нарушении статьи 6 § 2 Конвенции (презумпция невиновности). ЕСПЧ присудил заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального ущерба, а также 500 евро за судебные расходы.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Роберт Анатольевич Стирманов, гражданин России 1937 года рождения, проживающий в Архангельске. В апреле 2005 года директор государственной компании подал жалобу против заявителя, являвшимся председателем антиконфликтной комиссии компании, обвинив его в превышении полномочий. Заявитель обвинялся в том, что в мае 2003 года в нарушение процедуры он принял постановление, касающееся задолженности по зарплате. Директор государственной компании ходатайствовал перед прокурором о возбуждении уголовного дела и начале расследования «незаконных действий заявителя, совершившего самоуправство».

4 августа 2005 года заместитель прокурора вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела за истечением срока давности. 11 октября 2005 года районный суд отменил постановление прокурора. 24 ноября 2005 года заявитель был допрошен прокурором. Во время допроса заявитель отказался давать против себя показания, однако, выразил свое несогласие с отказом в возбуждении уголовного дела в связи с истечением срока давности, поскольку это не снимало с него подозрений в совершении преступления. После допроса прокурор снова отказал в возбуждении уголовного дела в связи с истечением срока давности. Заявитель попытался обжаловать данное решение, однако, безуспешно.

24 апреля 2006 года прокурор снова вынес постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, о чем заявитель не был проинформирован. В данном постановлении была указана причина отказа, а именно истечение сроков давности, однако, прокурор недвусмысленно выразил свое мнение о виновности заявителя в совершении преступления.

Письмом от 10 декабря 2008 года заявитель был извещен о том, что уголовно-процессуальное законодательство не обязывало предупредить лицо о принятии постановления об отказе в возбуждении уголовного дела в результате предварительного расследования.

Заявитель подал ходатайство в суд об отмене постановления прокурора. После того, как ходатайство было отклонено, заявитель подал апелляционную жалобу, в которой указал, что в ходе предварительного расследования он был по сути признан виновным в совершении преступления и при этом не мог даже воспользоваться своим правом на защиту. Архангельский областной суд отклонил апелляционную жалобу заявителя.

После полученных на национальном уровне отказов 4 июня 2008 года заявитель подал жалобу в Европейский Суд по правам человека.

Позиция заявителя

Ссылаясь на статью 6 §2 (презумпция невиновности), заявитель жаловался, что в отношении него российские правоохранительные органы нарушили презумпцию невиновности при вынесении постановления от 24 апреля 2006 года об отказе в возбуждении уголовного дела по причине истечения срока давности, поскольку в нем четко выражалась позиция о наличие вины заявителя.

Позиция Правительства

Власти Российской Федерации указали, что, во-первых, заявитель не исчерпал все внутригосударственные средства правовой защиты, а именно не обратился в вышестоящие суды, а во-вторых, заявитель не был признан виновным, поскольку уголовное дело в итоге не возбуждалось. Следовательно, жалоба заявителя является неприемлемой.

Позиция Европейского Суда

Проанализировав материалы дела, судьи Европейского Суда отметили, что по сути заявитель был незаконно признан виновным в нарушении ч.1 статьи 330 Уголовного Кодекса Российской Федерации (самоуправство), поскольку правоохранительные органы не провели необходимое расследование, не представили суду доказательств вины заявителя, не имело место публичное разбирательство обстоятельств дела перед компетентным судом.

Анализ постановления об отказе в возбуждении уголовного дела от 24 апреля 2006 года показывает, что прокурор ясно и четко выразил свое мнение о виновности заявителя в совершении преступления. Так, прокурор несколько раз употребил фразу о том, что заявитель «нарушил .1 статьи 330 Уголовного Кодекса Российской Федерации». ЕСПЧ считает, что данная фраза идет вразрез с понятием презумпции невиновности и необходимостью сохранять сомнение в виновности лица до вынесения судом приговора о виновности.

Районный суд и Областной суд Архангельской области отклонили жалобы заявителя о несогласии с постановлением прокурора от 24 апреля 2006 года, несмотря на то, что он жаловался на нарушение презумпции невиновности. Данная ситуация привела к тому, что коллеги заявителя считали его виновным в совершении преступления, поскольку были ознакомлены с постановлением от 24 апреля 2006 года. Таким образом, отказы национальных судов привели к тому, что было нарушено право заявителя на презумпцию невиновности и была испорчена его репутация. Европейский Суд посчитал, что имело место нарушение статьи 6 § 2 Европейской Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителю 5 000 евро в качестве компенсации морального ущерба, а также 500 евро за судебные расходы.