Постановление Европейского Суда по делу «Скудаева против России» (жалоба № 24014/07) от 05.03.2019 года

ЕСПЧ посчитал, что привлечение журналистки к ответственности за публикацию статьи о губернаторе и коррупции, является вмешательством в право на свободу выражения мнения. ЕСПЧ присудил заявительнице 2000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 850 евро за судебные расходы.

 

Обстоятельства дела

Заявительница, Анна Скудаева, гражданка России 1975 года рождения, проживающая в городе Кострома. Заявительница была осуждена за клевету в адрес губернатора Костромской области.

В 2006 году заявительница написала статью о коррупции для ежедневного регионального издания Хронометр-Кострома. После выхода в свет данной статьи в июле 2006 года Администрация Костромской области и губернатор области подали заявление о клевете против заявительницы и главного редактора издания.

В октябре 2006 года заявительницу признали виновной в публикации материалов, содержащих лживую информацию клеветнического характера.

5 октября 2006 г. районный суд частично удовлетворил иски о клевете, установив, что одно из оспариваемых заявлений было ложным, и постановил опубликовать опровержение, а также обязал заявительницу и газету выплатить 500 российских рублей (приблизительно 15 евро по обменному курсу, действовавшему на тот момент) и 1000 рублей (приблизительно 30 евро), соответственно, в качестве компенсации морального вреда.

Заявительница подала апелляционную жалобу, однако, в декабре 2006 года суд апелляционной инстанции оставил ее без удовлетворения. После этого заявительница обратилась с жалобой в Европейский Суд по правам человека.

Позиция заявительницы

Заявительница жаловалась, что вынесенные судебные решения жестко ограничили ее в праве на свободу выражения мнения, которое предусмотрено статьей 10 Конвенции.

Позиция властей Российской Федерации

Правительство утверждало, что национальные суды установили необходимый баланс между двумя конкурирующими ценностями, взвесив право заявительницы на свободу выражения мнения против права губернатора Костромской области на защиту репутации.

Позиция Европейского Суда

Суд отмечает, что стороны согласны с тем, что решение районного суда от 5 октября 2006 г., оставленное в силе областным судом 11 декабря 2006 г., представляло собой вмешательство в право заявительницы на свободу выражения мнения, гарантированное пунктом 1 статьи 10 Конвенции. Суд также убежден, что данное вмешательство было «предусмотрено законом», в частности статьей 152 Гражданского кодекса Российской Федерации, и «преследовало законную цель», а именно «защиту репутации или прав других лиц», в значении пункта 2 статьи 10 Конвенции. Поэтому остается выяснить, было ли вмешательство «необходимым в демократическом обществе», было ли оно соразмерно преследуемой законной цели и были ли основания, представленные национальными судами, уместными и достаточными.

Европейский Суд с самого начала подчеркивает, что заявительница, которая является журналистом, была привлечена к гражданской ответственности за статью, опубликованную в газете. Таким образом, вмешательство должно рассматриваться в контексте важной роли свободной прессы в обеспечении надлежащего функционирования демократического общества.

В силу существенной функции, которую пресса выполняет в демократическом обществе, статья 10 Конвенции обеспечивает защиту журналистов при условии, что они действуют добросовестно в целях предоставления точной и достоверной информации. Политики и государственные служащие, действующие в официальном качестве, подвергаются более широкой критике, чем частные лица. При этом необходимо проводить четкое различие между фактами и оценочными суждениями. При рассмотрении вопроса о необходимости вмешательства в свободу слова в демократическом обществе в интересах «защиты репутации ... других», национальные власти должны установить справедливый баланс при защите двух противоречивых ценностей, которые гарантированы Конвенцией, а именно, с одной стороны, право на свободу выражения мнения, защищаемое статьей 10, и, с другой стороны, право на уважение частной жизни, закрепленное в статье 8. Однако для ссылки на нарушение статьи 8 Конвенции «нападение» на репутацию лица должно достигать определенного уровня серьезности.

В настоящем деле Европейский Суд отметил следующее: национальные суды ограничились тем, что выяснили, что оспариваемая статья запятнала честь, достоинство и деловую репутацию губернатора Костромской области и что заявительница не доказала правдивость изложенной в статье информации. При этом национальные суды не приняли во внимание профессию заявительницы (журналист) и наличие или отсутствие добросовестности с ее стороны; должность истца как политика и государственного служащего; цель, преследуемую заявительницей при публикации статьи; наличие предмета общественного интереса или общего беспокойства в оспариваемой статье; или актуальность информации о предполагаемых попытках губернатора влиять на судебную систему в контексте борьбы с коррупцией. Пропуская какой-либо анализ таких элементов, национальные суды не обратили внимания на важную функцию, которую пресса выполняет в демократическом обществе. Кроме того, национальные суды не провели четкого различия между утверждениями о фактах и ​​оценочными суждениями. Таким образом, власти не соблюли баланс между правом заявительницы, являющейся журналистом, на свободу выражения мнения и защитой репутации губернатора, являющимся представителем власти, что влечет за собой нарушение статьи 10 Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявительнице 2000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 850 евро за судебные расходы.