Постановление Европейского суда по делу «S. A. против Турции» (жалоба № 62299/09) от 15 февраля 2018 года

ЕСПЧ посчитал, что национальные власти сделали всё необходимое для проведения расследования случившегося (действия хирургов во время проведения операции), а судебные решения были законными и обоснованными. Таким образом, отсутствует нарушение статьи 8 Конвенции.

 

 

Обстоятельства дела

Заявитель, господин S. A., гражданин Турции 1963 года рождения. 12 сентября 2003 года его сыну 11 лет была проведена операция обрезания в госпитале. Заявитель утверждал, врачи слишком «сильно обрезали плоть» ребенку, поэтому подал жалобу. Было начато расследование. 10 декабря 2003 года медицинская экспертиза установила, что со стороны хирургов не было допущено никакой ошибки. Прокурор, основываясь на данном заключении, постановил завершить расследование. 6 февраля 2004 года было начато административное расследование, результатом которого стало заключение об отсутствии необходимости наказать персонал госпиталя. В июле 2004 года заявитель потребовал денежную компенсацию, однако, получил отказ. 13 сентября 2004 года заявитель обратился в суд, настаивая на том, что у его сына возникли проблемы со здоровьем, и потребовал возмещения материального и морального ущерба. Суд назначил экспертизу, по результатам которой отказал заявителю в иске. Вышестоящий суд подтвердил решение.

Позиция заявителя

Заявитель утверждал, что его сын пострадал от хирургического вмешательства, а также возникли побочные эффекты. Заявитель указал, что была нарушена статья 12 Конвенции (право на вступление в брак).

Позиция Правительства

Правительство утверждало, что многочисленные экспертизы показали отсутствие медицинской ошибки со стороны хирургов.

Позиция Европейского суда

 

Судьи посчитали, что данную жалобу следует рассматривать в свете статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), поскольку дело касается морального и физического здоровья лица. Европейский суд отмечает, что национальные власти начали расследование после обращений заявителя, назначили проведение судебных экспертиз. Решения национальных судов основывались на выводах, сделанных экспертами. Суд также отмечает, что сам заявитель не предпринял никаких попыток для того, чтобы провести дополнительные экспертизы в целях доказать свою позицию. Также заявитель отказался от проведения «корректирующей операции». В данном случае, Европейский суд посчитал, что власти сделали всё необходимое для проведения расследования случившегося, а судебные решения были законными и обоснованными. Таким образом, отсутствует нарушение статьи 8 Конвенции.