Постановление Европейского суда по делу «Рубцов и Балаян против России» (жалобы № 33707/14 и 3762/15) от 10 апреля 2018 года

Европейский суд посчитал, что отсутствие аргументированного пояснения о причинах неприменения национальными судами ч.1.1 статьи 108 УПК РФ (запрет заключения под стражу за некоторые преступления, совершенные в сфере предпринимательской деятельности) является нарушением статьи 5 § 3 Конвенции (право на освобождение до суда). Европейский суд присудил каждому из заявителей 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба.

 

Обстоятельства дела

Заявители, Александр Рубцов и Гагик Балаян, являются гражданами России, проживают в Москве. Заявители несколько раз содержались под стражей в 2013 и 2014 годах.  А.Рубцов, который являлся непрямым собственником компании, был арестован по подозрению в обмане своих партнеров. Будучи директором банка, Г. Балаян был арестован по подозрению в совершении незаконной покупки с помощью денежных средств своего банка. Оба заявителя ходатайствовали о том, чтобы их выпустили из-под стражи, поскольку преступления, в совершении которых они подозревались, были связаны с их профессиональной деятельностью, поэтому содержание заявителей под стражей было незаконным (противоречило ч.1.1 статьи 108 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации, далее – УПК РФ). Однако, национальные суды отклонили аргументы заявителей, посчитав, что преступления, в которых обвинялись заявители, не были связаны с их профессиональной деятельностью.

Позиция заявителей

Заявители ссылаются на статью 5 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность), считая, что они не должны были содержаться под стражей, а национальные суды, отклоняя ходатайства заявителей, не привели ни одного аргумента. Также А.Рубцов жалуется на чрезмерно длительное содержание под стражей.

Позиция Правительства

Правительство продолжало настаивать на том, что временное содержание заявителей под стражей было законным, поскольку предположительно совершенные заявителями преступления никак не были связаны с их профессиональной деятельностью.

Позиция Европейского суда

Европейский суд отмечает, что ч.1.1 статьи 108 УПК РФ была введена лишь в конце 2009 года. Именно поэтому судебная практика, касающаяся применения данной статьи не была широко развита в момент задержания заявителей, то есть в 2013-2014 годах. С тех пор Верховный Суд РФ порекомендовал национальным судам подробно изучать аргументы и доказательства, касающиеся применения данного положения УПК РФ.

Европейский суд отмечает, что постановления судов о заключении заявителей под стражу имели мотивированную часть, поэтому нельзя сказать, что содержание заявителей под стражей было незаконным в понимании статьи 5 § 1 Конвенции. Тем не менее национальные суды практически не изложили доводы, на которых они основывались при принятии решения об отсутствии оснований применения ч.1.1 статьи 108 УПК РФ. В деле А. Рубцова суды лишь пояснили, что преступление, в котором он обвиняется, не связано с его профессиональной деятельностью. Как следует из этого, суды не проанализировали ситуацию. Что касается заявителя Г. Балаяна, то национальные суды описали методы совершения преступления и обстоятельства, однако, также не объяснили причину невозможности применения ч.1.1 статьи 108  УПК РФ.

Из-за отсутствия объяснений причин, по которым вышеуказанная статья УПК РФ не была применена к заявителям, заявители были лишены реальной возможности подать жалобу, и суды не оценили должным образом ситуацию каждого заявителя.

Европейский суд считает, что национальные власти не предоставили обоснованные и достаточные аргументы, которые оправдали бы содержание заявителей под стражей. Следовательно, имело место нарушение статьи 5 § 3 Конвенции.

Учитывая данное обстоятельство, суд приходит к выводу об отсутствии необходимости оценивать заявление А. Рубцова о длительном содержании под стражей.

Компенсация

Европейский суд присудил каждому из заявителей 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба.