Постановление Европейского суда по делу «Пол Попеску против Румынии» (жалоба 64162/10) от 6 февраля 2018 года

ЕСПЧ пришел к выводу, что судебный процесс, длящийся в течение восьми с половиной лет является нарушением статьи 6 § 1 Конвенции (разбирательство дела в разумный срок). ЕСПЧ присудил заявителю 1800 евро в качестве компенсации материального ущерба, а также 1270 евро в качестве возмещения судебных расходов.

 

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Пол Попеску, 1957 года рождения, проживающий в Соединенных штатах Америки. В сентябре 2006 года заявитель начал судебный процесс против частной компании Х и третьей стороны, поскольку они присвоили себе собственность заявителя и еще 6 человек.  В период с октября 2005 года по март 2008 года районный суд провел более пятнадцати судебных заседаний. 24 марта и 21 апреля 2008 года районный суд указал заявителю о необходимости предоставить дополнительные доказательства, документы и объявил о приостановке судебного разбирательства. 16 июня 2008 года суд отменил судебное заседание по причине неявки сторон. 26 января 2009 года районный суд внес изменения в свое решение от 16 июня 2008 года, указав, что некоторые участники процесса всё же присутствовали, однако, 4 из 6 истцов, которых также представлял заявитель, умерли до 2005 года, но заявитель не предпринял попыток разыскать их наследников. Заявитель подал апелляционную жалобу на решение от 16 июня 2008 года и 26 января 2009 года. 8 октября и 3 декабря 2009 года областной суд отложил слушание, чтобы дать ответчика подготовиться. 11 февраля 2010 года областной суд принял решение о необходимости повторного судебного разбирательства в районном суде. 2 июля заявитель обратился к председателю районного суда с ходатайством о возобновлении судебного разбирательства. В октябре 2010, а затем марте 2011 районный суд снова приостановил судебный процесс, поскольку затребовал от заявителя информацию о наследниках умерших истцов. 8 марта 2011 года районный суд снова приостановил, посчитав представленную заявителем информацию недостаточной. 28 марта 2012 года областной суд отклонил апелляционную жалобу заявителя на постановления районного суда, посчитав, что заявитель не предоставил достаточной информации о 6 других истцах. 29 ноября 2012 года была отклонена кассационная жалоба. 11 марта 2013 года была отклонена надзорная жалоба. Последнее постановление по делу было вынесено 27 марта 2014 года областным судом, который посчитал, что более года заявитель не предоставил  запрашиваемую информацию и этим нарушил правила судебного производства.

Позиция заявителя

Заявитель утверждает, что длительность судебного процесса не соответствовала понятию «разумных сроков», предусмотренных статьей 6 § 1 Конвенции.

Позиция Правительства

Власти утверждают, что если задержки и были, то вызваны они поведением самого заявителя: заявитель не предоставил всю ту информацию, которую затрагивал суд.

Позиция Европейского суда

Суд напоминает, что разумность длительности судебного разбирательства должна оцениваться с учетом обстоятельств дела, поведения участников процесса. Суд отмечает, что стороны не оспаривали дату начала судебного разбирательства: 6 сентября 2005 года, а также дату окончания: 27 марта 2014 года. Следовательно, судебное разбирательство длилось восемь лет, шесть месяцев и двадцать один день в судах двух уровней (районный и областной). ЕСПЧ находит, что некоторые внутренние задержки были по вине заявителя, однако, в целом судебное разбирательство такого рода (право собственности) не может считаться сложным. ЕСПЧ отмечает, что с 2005 по 2010 годы неоднократные отложения судебного разбирательства происходили по инициативе национальных судов. Более того, в 2010 году суд апелляционной инстанции постановил возобновить судебное разбирательство в районном суде, однако, этого сделано не было. В этих обстоятельствах Европейский суд приходит к выводу, что продолжительность разбирательства может быть частично объяснена действиями заявителя, но только в период с 28 марта 2012 года по 27 марта 2014 года, но остальные задержки были вызваны по вине национальных судов. Таким образом, такая продолжительность судебного разбирательства не отвечает требованиям статьи 6 § 1 Конвенции, следовательно, имело место нарушение.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителю 1800 евро в качестве компенсации материального ущерба, а также 1270 евро в качестве возмещения судебных расходов.