Постановление Европейского суда по делу «Михайлова против Украины» (жалоба № 10644/08) от 6 марта 2018 года

ЕСПЧ признал нарушением статьи 10 Конвенции (свобода выражения мнения) высказывания заявительницы в адрес председательствующей судьи. Также Суд посчитал нарушением статьи 6 §§1 и 6 § 3 (b) Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство) отсутствие стороны обвинения в ходе судебного заседания и отсутствие времени для подготовки к заседанию. Кроме того, имело место нарушение статьи 2 Протокола № 7 к Конвенции (Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции), поскольку в Украине отсутствовал механизм обжалования. ЕСПЧ присудил заявительнице в совокупности 8 200 евро.

 

Обстоятельства дела

Заявительница, Олена Михайлова, гражданка Украины 1957 года рождения. В 2007 году, не являясь адвокатом, она приняла участие в одном судебном процессе качестве представителя. 1 июня 2007 года в ходе судебного заседания заявительница сказала председательствующей судье следующие фразы: «я не знаю ни одного процесса, в котором бы Вы вынесли законное решение» и «право, абсолютно ничего не значит для Вас». Судья прервала судебное заседания для составления протокола об оскорблении судьи. Досье передали другому судье, который быстро рассмотрел дело и признал заявительницу виновной, назначив наказание в виде пяти дней административного заключения.

Позиция заявительницы

Заявительница утверждала, что были нарушены статьи 6 §§1 и 6 § 3 (b) Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), поскольку в ходе судебного процесса отсутствовала сторона обвинения и по сути судья взял на себя роль обвинителя. Более того, заявительнице не дали время на подготовку к судебному заседанию. Кроме того, заявительница утверждала, что было нарушено ее право на свободу выражения мнения (статья 10 Конвенции), а наказание за оскорбление судьи в виде пяти дней административного ареста не являлось пропорциональным. Заявительница также указала, что была нарушена статья 2 Протокола № 7 к Конвенции, поскольку украинское законодательство не позволяло ей оспорить постановление судьи.

Позиция Правительства

Правительство ссылается на законодательные положения, гарантирующие объективность и уважение равенства при рассмотрении дел об административном правонарушении и указывает, что судья не брал на себя роль обвинителя. У заявительницы было достаточно времени для подготовки защиты, кроме того, она знала о чем идет речь, поскольку участвовала в рассматриваемых событиях. У нее была возможность потребовать адвоката, но она не сделала этого. Признание заявительницы виновной в оскорблении судьи является законным, поскольку оно было основано на положениях Кодекса об административных правонарушениях, и преследовало законные цели сохранения авторитета и беспристрастности судебных органов. Власти также настаивают на том, что законодательство Украины предусматривает возможность обжалования постановлений по административным правонарушениям.

Позиция Европейского суда

Суд повторяет, что «беспристрастность» обычно означает отсутствие предрассудков или предвзятости, и ее существование может быть проверено различными способами. Судьи отмечают, что слушание национальным судом дела об административном правонарушении происходило лишь в присутствии заявительницы. Другими словами, в судебном заседании не было ни «судебной стороны», ни «органа уголовного преследования». Заявительница также не имела представителя в ходе разбирательства. В таком случае, очевидно, что суд не имел другой возможности, кроме как взять на себя бремя обвинения. Судебное заседание состоялось всего спустя несколько часов после происшествия, следовательно, заявительнице не предоставили достаточного времени и возможностей для подготовки защиты.

Европейский суд должен определить, является ли наказание за оскорбление судьи «предписанным законом», «необходимым в демократическом обществе» для достижения цели сохранения авторитета судебной системы. Характер и серьезность санкций также являются факторами, которые необходимо учитывать при оценке пропорциональности вмешательства. Судьи отмечают, что хотя, безусловно, существует право комментировать отправление правосудия в целях защиты своих прав, критика не должна выходить за рамки определенных границ. В частности, следует проводить различие между критикой и оскорблением. Судьи считают, что выражения, которые употребила заявительница в адрес председательствующей судьи, были оскорбительными. Однако, имеются некоторые смягчающие обстоятельства. Заявительница не является адвокатом, что ограничивает диапазон санкций, доступных национальному суду в отношении ее неправомерного поведения. Более того, речи участников процесса были довольно эмоциональными, но оскорбительные фразы не повторялись за пределами суда. Национальный суд мог бы назначить заявительнице более мягкое наказание, например штраф. Таким образом, имело место нарушение статьи 10 Конвенции (свобода выражения мнения).

Что же касается статьи 2 Протокола № 7, то ЕСПЧ уже приходил в своей практике к выводу о том, что до 2008 года в Украине не существовала возможность обжалования решения суда, касающегося административного правонарушения, а именно, за оскорбление судьи. Следовательно, имело место нарушение статьи 2 Протокола № 7.

Компенсация

Европейский суд присудил заявительнице 3 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 5 200 евро для возмещения судебных расходов.