Постановление Европейского Суда по делу «Mart и другие против Турции» (жалоба № 57031/10) от 19.03.2019 года

Обстоятельства дела

Заявители, Сельчук Март, Юсуф Байрактар и Сельвер Орман, являются гражданами Турции, родившимися в 1982, 1983 и 1981 годах соответственно.

В июле 2004 года прокурор Анкары обвинил заявителей в совершении преступления, связанного с членством в незаконной организации (MLKP). В феврале 2007 года суд присяжных в Анкаре приговорил их к двум годам и шести месяцам тюремного заключения, определив данное преступление как пропаганда в пользу незаконной организации MLKP, что, вероятно, подстрекало других к насилию. Суд присяжных счел, среди прочего, что заявители являлись читателями периодических изданий Atılım и ÖzgürGençlik (которые суд считал официальными органами MLKP, с учетом их редакционной линии и опубликованных статей, их целевой аудитории и людей, которые их распространяли), и что заявители участвовали во встречах и демонстрациях, организованных этими периодическими изданиями. Суд присяжных также отметил, что во время демонстраций заявители скандировали лозунги в пользу MLKP, несли плакаты организаций, которые суд считал подразделениями MLKP, покрывали лица шарфами в соответствии с инструкциями MLKP и размахивали флагами и знаменами этой организации, а также портретами ее членов. Суд присяжных постановил, что рассматриваемые действия были направлены на публичную демонстрацию силы MLKP и навязывание ее насильственных методов населению. Таким образом, эти действия сводились к пропаганде в пользу MLKP, незаконной организации, и пропаганде насилия.

Позиция заявителей

21 августа 2010 года заявители обратились с жалобой в Европейский Суд по правам человека. Они жаловались на то, что были осуждены за действия, которые, по их утверждению, подпадали под действие их прав, предусмотренных статьями 10 (свобода выражения мнений) и 11 (свобода собраний и ассоциаций). Они также жаловались на то, каким образом национальные суды оценивали доказательства и применяли уголовное законодательство, и утверждали, что суды не указали обоснованных оснований своих решений.

Позиция Правительства

Власти утверждали, что осуждение заявителей преследовало законные цели обеспечения общественной безопасности, предотвращения преступности и защиты права других лиц.

Позиция Европейского Суда

ЕСПЧ решил рассмотреть жалобы только с точки зрения возможного нарушения статьи 10 Конвенции (свобода выражения мнений). Судьи отметили, что заявители были осуждены по обвинению в пропаганде в пользу нелегальной организации MLKP из-за того, что они читали периодические издания, предположительно связанные с этой организацией, выкрикивали лозунги и демонстрировали баннеры и плакаты в пользу MLKP во время демонстраций, имели дома книги, периодические издания и документы, связанные с данной организацией, а также поскольку один из заявителей, являлся директором периодического издания, предположительно прикрепленного к организации MLKP. Суд присяжных также переклассифицировал деяния заявителей, посчитав, что они сводились к пропаганде террористической организации, а не к участию в нелегальной организации - преступлении, совершение которого изначально вменялось заявителям в обвинительном заключении.

Европейский Суд счел, что осуждение заявителей было связано с осуществлением их права на свободу выражения мнения. Поэтому он установил, что имело место вмешательство в это право, отметив, что оно было осуществлено в установленном законом порядке (статья 7 (2) Закона № 3713) и преследовало законные цели обеспечения общественной безопасности, предотвращения преступности и защиты права других лиц.

Однако, после тщательного изучения приговора, вынесенного национальным судом, Европейский Суд отметил, что суд присяжных не исследовал содержание статей, опубликованных в периодических изданиях, которые являлись юридическими публикациями. Аналогичным образом, суд присяжных не исследовал содержание скандированных лозунгов, плакатов и флагов, выставленных во время демонстраций, а также публикаций и документов, найденных в домах заявителей. Суд также отметил, что ни суд присяжных, ни решение суда кассационной инстанции не предоставили достаточного разъяснения относительно того, могут ли рассматриваемые действия в целом содержать подстрекательство к насилию, вооруженному сопротивлению или восстанию, и являются ли они ненавистническими высказываниями, что, по мнению Европейского Суда, является существенным элементом, который необходимо принимать во внимание.

Таким образом, ЕСПЧ установил, что на основании решений национальных судов было невозможно определить, как они выполняли свою задачу по сопоставлению права заявителей на свободу выражения мнения с преследуемыми законными целями. Соответственно, Европейский Суд постановил, что, поскольку национальные суды не предоставили соответствующих и достаточных оснований для его оправдания, данное вмешательство не отвечало насущной социальной необходимости и не было соразмерно преследуемым законным целям, и, таким образом, не было необходимости в демократическое общество. Следовательно, имело место нарушение статьи 10 Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителям от 2 500 до 5 000 евро в качестве компенсации морального ущерба, а также 2 000 евро в качестве возмещения суде