Постановление Европейского Суда по делу «Kula против Турции» (жалоба № 20233/06) от 19 июня 2018 года

ЕСПЧ посчитал, что власти Турции нарушили статью 10 Конвенции (Свобода выражения мнения), поскольку профессору университета вынесли выговор за участие в съемках телепередачи без получения разрешения от руководства университета. ЕСПЧ присудил заявителю 1 500 евро в качестве возмещения морального ущерба.

 

 

Обстоятельства дела

Заявитель, OnurBilgeKula, турок 1954 года рождения, проживающий в Анкаре. Заявитель был профессором в Университете Мерсин, он преподавал немецкий язык.

Заявителя пригласили на съемки телевизионной передачи, посвященной следующей теме: «Культурная структура Европейского Союза и традиционная структура Турции. Сравнение формы и поведения. Возможные проблемы и их решение». Передача должна была транслироваться в прямом эфире 31 марта 2001 года в Стамбуле. Заявитель проинформировал руководство Университета о намерении участвовать в съемках телепередачи. Декан факультета высказался против участия заявителя в съемках, посчитав, что тот не обладает необходимой компетенцией для участия в подобных дебатах. Несмотря на несогласие руководства, заявитель всё же участвовал в съемках.

Позднее, 14 апреля 2001 года, после проведения международной конференции заявитель участвовал в других съемках, разрешение на участие в которых он получил заранее.

Однако, в отношении заявителя было начато дисциплинарное расследование, поскольку руководство Университета посчитало заявителя обязанным получить сначала разрешение на участие в съемках. В качестве наказания декан факультета вычел одну восьмую зарплаты заявителя. Заявитель обратился к ректору университета, который заменил наказание на выговор. Заявитель пытался обжаловать наказание в административном порядке, однако, его жалобы били отклонены.

Позиция заявителя

Ссылаясь на статьи 9 (Свобода мысли, совести и религии) и 10 Конвенции (Свобода выражения мнения), заявитель жаловался на несправедливо вынесенный выговор за участие в съемках телепередачи без согласия руководства университета. Также заявитель указал, что в отношении него были нарушены статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство),

Позиция Правительства

Правительство ссылается на то, что административное наказание, назначенное заявителю, было основано на законе и являлось справедливым.

Позиция Европейского Суда

Первым делом Европейский Суд обозначил, что поданная заявителем жалоба подпадает под действие статьи 10 Конвенции. Суд напоминает, что статья 10 Конвенции защищает также и форму выражения идей. Судьи считают, что жалоба касается факта использования заявителем своего права на свободу выражения мнения во время участия в телепередаче, а именно выражение мнения в качестве профессора университета. Право работников университета на свободу выражения мнения гарантирует свободу сообщать информацию, а также «искать и распространять без ограничений знания и правду».

В настоящем деле Европейский Суд указывает, что дисциплинарное наказание, которое понес заявитель (выговор), представляет собой вмешательство в право заявителя на свободу выражения мнения, поскольку ограничивает его в возможностях реализации своего права. Суд также отмечает, что руководство университета не указало четко и в достаточной степени причину, по которой участие заявителя в съемках телепередачи было запрещено. Более того, решение о применении к заявителю дисциплинарного наказания не включало в себя какой-либо мотивировочной части и пояснения, кроме одной ссылки на статью закона.

Что касается необходимости применения дисциплинарного наказания, Европейский Суд напоминает, что именно национальные судебные власти должны проверять была ли причина применения дисциплинарного наказания достаточной и мотивированной. Однако, административный суд проверил лишь факт участия заявителя в съемках телепередачи, но не проанализировал справедливость применения наказания. Европейский Суд отмечает, что именно административный суд, а также Государственный Совет должны были проверить законность и справедливость применения дисциплинарного наказания.

Европейский суд проанализировал решения по делу и посчитал, что действия национальных судов были недостаточными при анализе ситуации заявителя, поэтому нельзя считать, что национальные власти применили должным образом принципы, закрепленные статьей 10 Конвенции, поэтому имело место нарушение.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителю 1 500 евро в качестве возмещения морального ущерба.