Постановление Европейского Суда по делу «Gestur Jónsson и Ragnar Halldór Hall против Исладнии» (жалоба № 68273/14) от 30 октября 2018 года

ЕСПЧ указал, что уголовное наказание в виде крупного штрафа двум адвокатам за неявку и отказ защищать доверителей, предусмотрен законом и является справедливым. Также Верховный Суд Исландии смог исправить допущенные судом первой инстанции нарушения, поэтому отсутствуют нарушения статей 6 (право на справедливое судебное разбирательство), 7 (наказание исключительно на основании закона, а также статьи 2 Протокола № 7 к Конвенции (Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции)

 

Обстоятельства дела

Заявители, GesturJónssonи RagnarHalldórHall, являются гражданами Исландии 1950 и 1948 гг. рождения соответственно, проживающими в Рейкьявике.

Заявители являются адвокатам, практикующими в Исландии. В марте 2012 года они были назначены в качестве защитников двух обвиняемых в совершении уголовного преступления. В апреле 2013 года заявители подали ходатайство о прекращении своих полномочий в качестве защитников двух вышеуказанных обвиняемых, однако, суд отказал в удовлетворении их ходатайства.

Позднее, согласно постановлению суда от 12 декабря 2013 года в отношении бывших доверителей заявителей, самим заявителям был назначен штраф в размере около 6 200 евро каждому, за то, что они отсутствовали, тем самым затянули судебный процесс, что подорвало авторитет правосудия. При этом заявители не были информированы о дате, времени и месте проведения судебного заседания, а также о том, что суд намеревается применить к ним штраф.

Заявители обжаловали постановление суда, однако, 28 мая 2014 года Верховный Суд подтвердил законность назначения штрафа в отношении обоих заявителей. После чего заявители обратились в Европейский суд по правам человека.

Позиция заявителей

Ссылаясь на статью 6 §§ 1, 2 et 3 (право на справедливое судебное разбирательство/презумпция невиновности), а также на статью 7 § 1 (наказание исключительно на основании закона) Европейской Конвенции, заявители жаловались в частности на то, что суд первой инстанции их осудил и назначил штраф по умолчанию. Также они указали, что были осуждены за правонарушение, которое не было предусмотрено в качестве уголовного наказания в национальном праве, а также размер назначенного штрафа не был предусмотрен законом или судебной практикой.

Позиция Правительства Исландии

Правительство согласилось с заявителями в том, что указанные штрафы представляют собой штрафные санкции и что преступления, совершенные заявителями, должны считаться «преступными» по смыслу статьи 6 Конвенции. Это также было признано Верховным судом. Правительство также признало, что заявители были судимы и осуждены окружным судом заочно. Вместе с тем правительство утверждало, что решение Верховного суда от 28 мая 2014 года, подтверждающее решение районного суда от 12 декабря 2013 года, не нарушало право заявителей на справедливое судебное разбирательство в соответствии со статьей 6 Конвенции.

Правительство утверждало, что Верховный суд признал допущение ошибок при проведении судебного разбирательства районным судом. Однако доступ заявителей к процедуре обжалования в Верховном суде никоим образом не ограничивался на том основании, что они отсутствовали во время разбирательства в районном суде. Заявители смогли представить свое дело в Верховном суде таким образом, чтобы процедура в целом соответствовала статье 6 Конвенции.

Правительство утверждало, что ничто в материалах дела не указывает, что заявители ссылались перед национальными судами на нарушение статьи 7 Конвенции. Поэтому эту часть следует признать неприемлемой для неисчерпания внутренних средств правовой защиты.

Позиция Европейского Суда

ЕСПЧ должен определить, имело ли наказание заявителей «уголовный характер». Суд отмечает следующее: Верховный Суд Исландии пришел к выводу, что наказание заявителей действительно являлось уголовным наказанием. Таким образом, ЕСПЧ будет оценивать жалобы заявителей как лиц, подвергнувшихся уголовному наказанию.

Ни одна из сторон не оспаривает, что заявители были осуждены судом первой инстанции по умолчанию. Таким образом, ЕСПЧ должен определить, позволяла ли процедура судебного разбирательства в Верховном Суде Исландии пользоваться гарантиями, предусмотренными статьей 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство).

 Так, ЕСПЧ отмечает, что заявители обратились в Верховный Суд и представили доказательства. Верховный Суд  провел судебное заседание, в рамках которого заявители пользовались судебным представительством. Кроме того, Верховный Суд заслушал адвокатов защиты и обвинения, а также имел полномочия на рассмотрения дела по существу, то есть на анализ фактической стороны.

Таким образом, Европейский Суд считает, что у заявителей имелись достаточные возможности получить новое судебное решение, которое было основано на анализе факта и права, что соответствует требованиям статьи 6  § 1 Конвенции.

ЕСПЧ считает, что толкование и применение исландского права Верховным Судом в деле заявителей не было несправедливым или неразумным, поэтому Верховный Суд смог соблюсти требования статьи 6 Конвенции.

Затем ЕСПЧ перешел к анализу жалобы заявителей на нарушение статьи 7 Конвенции (наказание исключительно на основании закона). Европейский Суд отмечает, что настоящее дело является первым делом в Верховном Суде Исландии, согласно которому адвокаты осуждены за неявку в процесс по делу и самовольный отказ защищать доверителей. ЕСПЧ напоминает, что когда речь идет о первом толковании закона Верховным Судом, толкование сферы действия преступления с точки зрения сущности преступления должно быть предсказуемым.

Так, ЕСПЧ констатирует, что толкование национальными судами внутреннего права не было противоречащим сущности самого преступления, которое совершили заявители, поскольку текст закона не исключал назначение адвокату штрафа за невыполнение своих обязанностей по защите доверителя. Следовательно, ЕСПЧ отклоняет позицию заявителей, согласно которой толкование Верховным Судом Исландии положений закона не было предсказуемым.

ЕСПЧ также добавляет, что простой факт отсутствия в законе максимального размера штрафа не означает, что назначенный штраф нарушает статью 7 Конвенции. К тому же, Суд указывает, что настоящее дело было первым подобным в практике Верховного Суда Исландии, который справедливо указал, что назначенный штраф был справедливым по отношению к деянию, совершенному заявителями. Таким образом, власти Исландии не нарушили статью 7 Конвенции.

Что же касается жалобы на нарушение статьи 2 Протокола № 7 к Конвенции (Право на обжалование приговоров по уголовным делам во второй инстанции), то заявители не жаловались на нарушение данного положения Конвенции перед национальными судами, поэтому требования об исчерпании внутригосударственных средств правовой защиты не соблюдено.