Постановление Европейского суда по делу «Fatih Çakır and Merve Nisa Çakır против Турции» (жалоба № 54558/11) от 5 мая 2018 года

ЕСПЧ посчитал, что турецкие власти не провели должного расследования гибели матери и жены заявителей в дорожно-транспортном происшествии, поскольку административные суды не назначили техническую экспертизу и не исследовали вопрос ответственности местных властей в гибели женщины. ЕСПЧ присудил заявителям 10 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 2 000 евро в качестве возмещения судебных расходов.

 

Обстоятельства дела

Заявителями являются отец и дочь 1979 и 2007 года рождения соответственно, проживающие в Турции. Дело касается автомобильной аварии, в которой супруга и мать заявителей погибла. 25 октября 2008 года заявитель вел автомобиль по дороге в город Измир, его жена и дочь находились на заднем сидении. Заявитель не справился с управлением на крутом вираже и автомобиль рухнул в бетонную канаву. Супруга заявителя скончалась, дочь получила легкие ранения.

Заявитель подал жалобу в суд на местные органы власти, которые не отремонтировали вовремя поврежденное ограждение, способное предотвратить падения автомобиля в бетонную канаву. Однако, заявителю было отказано в удовлетворении иска в 2011 году. В качестве аргумента для отказа национальные суды использовали заключение экспертизы, согласно которой виновником автомобильной аварии являлся именно заявитель, поскольку он не справился с управлением несмотря на указатель, предупреждающий о крутом повороте.

Позиция заявителя

Заявители считают, что турецкие власти допустили нарушение статьи 2 Конвенции (право на жизнь), а именно, не предприняли необходимых мер для обеспечения безопасности на дороге, что явилось причиной гибели матери и супруги заявителей. Нарушение также заключается в том, что национальные суды базировали свое решение лишь на протоколе автомобильной аварии, но не изучили вопрос ответственности государства в данном деле. Заявители считают, что было необходимым проведение технической экспертизы для того, чтобы определить, по какой причине заявитель потерял управление автомобилем.

Позиция Правительства

Власти ссылаются на решение Административного суда Измира, который установил в настоящем деле, что первый заявитель несет исключительную ответственность за несчастный случай, так как он потерял контроль над своим автомобилем при въезде на высокой скорости в крутой поворот, и что ответственность муниципалитета не могла быть установлена в таких обстоятельствах. Согласно утверждениям Правительства, Административный суд основывал свое решение на всех доказательствах, имеющихся в материалах дела, включая экспертный отчет, поэтому никакие структурные проблемы на дороге не были обнаружены и Административный суд не счел необходимым в дополнение к имеющимся доказательствам провести техническую экспертизу.

Позиция Европейского суда

ЕСПЧ напоминает, что статья 2 Конвенции предписывает государству не только воздерживаться от умышленного и незаконного лишения жизни, но также предусматривает обязанность принимать разумные меры для обеспечения безопасности лиц, находящихся под его юрисдикцией (в данном случае – обеспечение безопасности лиц в общественных местах). Далее Европейский суд указывает, что в случае серьезной травмы или смерти лица вышеупомянутая обязанность по статье 2 Конвенции требует, чтобы государство имело эффективную независимую судебную систему для установления фактов обеспечения соответствующего возмещения вреда жертве.

Заявители в настоящем деле не оспаривали заключение национальных судов о том, что первый заявитель несет основную ответственность за возникновение аварии. Тем не менее они предъявили две претензии, которые способны привлечь к ответственности государство. Во-первых, заявители утверждали, что дорожно-транспортное происшествие, о котором идет речь, был в значительной степени спровоцировано аварийным состоянием барьера, не способном остановить автомобиль, падающую в канал, а также возможные структурные проблемы с дорожным покрытием. Во-вторых, заявители указывали, что ни один из этих спорных вопросов не был должным образом рассмотрен Административным судом Измира, который даже не назначил экспертизу для уточнения технических вопросов.

ЕСПЧ пришел к выводу, что состояние дорожного покрытия было проанализировано национальными судами, следовательно, нет смысла рассматривать первое утверждение заявителей. ЕСПЧ также отмечает, что в его компетенцию не входит рассмотрение вопросов о том, какие меры безопасности применять на дорогах. Тем не менее судьи отметили, что после этого инцидента были приняты дополнительные меры безопасности на участке, однако, во время дорожно-транспортного происшествия с участием заявителей вышеуказанный барьер был поврежден. В таком случае ЕСПЧ должен рассмотреть вопрос о том, как национальные суды рассмотрели уголовное дело и оценили действия властей по обеспечению безопасности и возмещению вреда.

ЕСПЧ отмечает, что, основываясь главным образом на докладе о дорожно-транспортном происшествии, подготовленном полицией после инцидента, Административный суд установил, что первый заявитель несет исключительную ответственность за несчастный случай, поскольку он потерял контроль над своим автомобилем по собственной вине, что вызвало его падение в бетонный канал. Однако, принимая во внимание, что аварийные барьеры введены государством в эксплуатацию с целью минимизации риска для жизни на дорогах там, где водители рискуют потерять контроль над своими автомобилями, простой рапорт является недостаточным для того, чтобы Административный суд  исключил потенциальную ответственность государственных органов за смерть жены и матери заявителей.

В связи с этим ЕСПЧ отмечает, что Административный суд не рассматривал предполагаемые риски, которые побудили власти разместить барьер на повороте, не изучил, был ли поврежден барьер в результате предыдущих аварий, и если да, то по какой причине не был осуществлен ремонт, и так далее. Кроме того, Административный суд не оценил наличие причинно-следственной связи между упущениями властей и гибелью женщины. По мнению Европейского суда, Административный суд Измира был обязан решить эти вопросы с помощью экспертного заключения или без него, но должен был пролить свет на обстоятельства дела и установить ответственных за гибель. Однако, Административный суд не выполнил эту задачу должным образом, поскольку он не смог сосредоточить свое внимание за пределами непосредственной ответственности первого заявителя за возникновение аварии.

Принимая во внимание вышеизложенные обстоятельства, ЕСПЧ считает, что рассматриваемое административное производство не обеспечило возможность пролить свет на обстоятельства гибели жены и матери и заявителей, а также установить существование ответственности государственных органов. Иными словами, судебная система Турции не смогла обеспечить адекватное расследование обстоятельств дела, следовательно, имело место нарушение статьи 2 Конвенции (право на жизнь).

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителям 10 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 2 000 евро в качестве возмещения судебных расходов.

Русский