Постановление Европейского Суда по делу «Ēcis против Латвии» (жалоба № 12879/09) от 10.01.2019 года

ЕСПЧ указал, что запрещение заявителю, отбывающему наказание в колонии, посетить похороны отца, является нарушением статьи 8 в совокупности со статьей 14 Конвенции (дискриминация), поскольку заключенным женского пола, отбывающим наказание за аналогичные преступления, разрешалось покинуть колонию и посетить похороны родственника. ЕСПЧ присудил заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Mārtiņš Ēcis, является гражданином Латвии 1981 года рождения и проживает в Вентспилсе.

В 2001 году заявитель был осужден за совершение убийства с отягчающими обстоятельствами, в качестве наказания ему было назначено тюремное заключение сроком на двадцать лет. В 2002 году в связи с вступлением в силу нового закона, заявитель начал отбывать наказание в колонии строгого режима. Позднее он был переведен под условия содержания «средней степени» в том же самом исправительном учреждении.

В 2008 году заявитель пожаловался властям, что за совершение идентичных преступлений женщины и мужчины наказываются одинаково, однако, условия содержания у них различны. В частности, он указал, что женщины помещались в частично закрытые тюремные помещения, тогда как мужчины содержались в помещениях закрытых полностью, что в итоге позволяло женщинам пользоваться некоторыми привилегиями, например, получить разрешения на прогулки.

Министерство Юстиции отклонило жалобу заявителя, ссылаясь на Уголовно-исполнительный Кодекс, согласно которому законодатель указывает на необходимость различного исполнения наказания по отношению к мужчинам и женщинам. Было указано, что речь не идет о дискриминации, поскольку права заключенных обоих полов являются ограниченными все заключенные лишены свободы.

В 2008 году заявитель трижды подал жалобу в Конституционный Суд, указывая на наличие дискриминации в отношении заключенных мужского пола. Заявитель указал, что содержание заключенных женщин, совершивших равнозначные с мужчинами преступления и которым было назначено равноценное наказание, являлось более милосердным. Третья жалоба, поданная заявителем в Конституционный Суд в октябре 2008 года, касалась запрета заявителю посетить похороны своего отца, тогда как одна заключенная женщина получила подобное разрешение для посещения похорон родственника.

Конституционный Суд рассмотрел ни одну жалобу заявителя под предлогом отсутствия юридической мотивировки. Конституционный Суд указал,  что заявитель не пояснил, почему различный подход к отбыванию наказания мужчинами и женщинами не должен был быть применен.

12 декабря 2008 года заявитель подал жалобу в Европейский Суд по правам человека.

Позиция заявителя

Ссылаясь на статью 14 (запрещение дискриминации) в совокупности со статьей 8 (право на уважение частной и семейной жизни), заявитель жаловался, что женщины, осужденные наравне с мужчинами за идентичные преступления, находились в лучших условиях содержания, имели больше возможностей для прогулок или, например, могли посетить похороны близкого человека.

Позиция Правительства

Власти Латвии указали, что заявитель не исчерпал все имеющиеся внутригосударственные средства правовой защиты прежде чем обратиться в Европейский Суд, поэтому жалоба должны быть признана неприемлемой.

Позиция Европейского Суда

Прежде всего судьи отклонили аргумент властей Латвии о неисчерпании заявителем внутригосударственных средств правовой защиты, поскольку Конституционный Суд Латвии не просто трижды отклонял жалобы заявителя, но и мотивировал свое решение об отклонении третьей жалобы.

Что же касается существа жалобы, то ЕСПЧ отмечает применимость статьи 14 Конвенции к делам, в которых к лицам, находящимся в аналогичных ситуациях, относятся по-разному. Таков же был настоящий случай, связанный с существующей в Латвии разницей в отношении к заключенным мужчинам и женщинам, что могло значительно повлиять на частную и семейную жизнь заключенных.

Не каждое различие в отношении к лицам обоих полов является дискриминацией в рамках статьи 14 Конвенции, однако, такое различие должно преследовать законную цель и быть пропорциональным этой цели.

Власти Латвии считали, что различное отношение к заключенным женщинам и мужчинам оправдано просто поскольку у мужчин и женщин различные потребности. Европейский Суд может согласиться в части в данным аргументом, поскольку учитывается, например, такой фактор как материнство. Однако, принимаемые в связи с этим меры должны быть пропорциональными.

Изучение Уголовно-исполнительного кодекса Латвии позволило судьям Европейского Суда понять, что заявитель, отбывающий наказание в закрытой колонии общего режима, не имел право посетить похороны своего отца, в то время как женщины, заключенные за аналогичное преступление, автоматически попадали в частично закрытую колонию и имели разрешение на выход. Кроме того, как следует из отчета Комитета против пыток, посвященному латвийской пенитенциарной системе, администрация колонии могла самостоятельно выбирать, как относиться к тому или иному заключенному в рамках Уголовно-процессульного кодекса.

Европейский Суд отмечает, что женщины не должны отбывать наказание в чрезвычайно тяжелых условиях, однако, то же самое относится и к мужчинам. Несмотря на то, что статья 8 Конвенции напрямую не предусматривает право заключенного посетить похороны близкого человека, тем не менее власти должны рассмотреть по существу подобное заявление заключенного. К тому же, европейская пенитенциарная политика склоняется к тому, чтобы позволить заключенным лучше интегрироваться в общество, не терять семейные и родственные связи, что должно быть одинаково как для женщин, так и для мужчин.

ЕСПЧ пришел к заключению, что различное отношение к заключенным мужчинам и женщинам может быть оправдано, однако общий запрет для мужчин на посещение похорон близких родственников никак не может являться оправданием необходимости особенного отношения в заключенным женского пола. Таким образом, отказ позволить заявителю посетить похороны отца не имел какой-либо законной и оправданной цели и представляет собой дискриминацию, то есть нарушение статьи 8 в совокупности со статьей 14 Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителю 3 000 евро в качестве компенсации морального ущерба.