Постановление Европейского суда по делу «Буторин против России» (жалоба № 46637/09) от 6 февраля 2018 года

ЕСПЧ признал нарушением содержание заявителя более года под стражей до выдачи его властям Узбекистана. ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию в размере 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 65 евро для возмещения судебных расходов.

 

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Игорь Александрович Буторин, узбек 1970 года рождения, проживающий в городе Белебей, Республика Башкортостан. В декабре 2007 года узбекские власти объявили заявителя в международный розыск, поскольку подозревали его в торговле наркотиками. 12 июля 2008 года заявитель был арестован в Москве, и 14 июля Драгомиловский районный суд постановил заключить заявителя под стражу для дальнейшей экстрадиции. 9 декабря 2008 года прокурор постановил экстрадировать заявителя. 28 января 2009 года Московский городской суд подтвердил законность заключения заявителя. 21 августа 2009 года заявитель был экстрадирован в Узбекистан. 28 августа 2009 года адвокаты заявителя, которые, видимо, не знали об экстрадиции заявителя, подали жалобу в ЕСПЧ в соответствии со статьей 39 Регламента Суда о воздержании от экстрадиции. 1 сентября 2009 года ЕСПЧ указал властям России о необходимости отказаться от экстрадиции заявителя. Однако, российские власти указали, что заявитель был выслан из страны 21 августа и временная мера была отменена 7 октября 2009 года. Позже заявитель смог вернуться в Россию.

Позиция заявителя

Заявитель утверждает, что власти Российской Федерации нарушили статью 5 § 1 (f) Конвенции (Никто не может быть лишен свободы иначе как в случае законного задержания или заключения под стражу лица с целью предотвращения его незаконного въезда в страну или лица, против которого принимаются меры по его высылке или выдаче), поскольку его экстрадиция и содержание под стражей до экстрадиции были незаконными, также была нарушена статья 5 § 4 Конвенции (безотлагательное рассмотрение судом правомерности заключения под стражу).

Позиция Правительства

Власти отвергают позицию заявителя, считая его содержание под стражей и экстрадицию законными.

Позиция Европейского суда

Изучив дело, судьи пришли к выводу, что ситуация заявителя идентична ситуациям, которые уже были рассмотрены Европейским судом. Так, Суд пришел к выводу, что в данном деле российские власти допустили те же нарушения, что и в делах Муминов против России (жалоба № 42502/06, 11.12.2008) и Насрулоев против России (жалоба № 656/06, 11.10.2007).

Анализируя нарушение статьи 5 § 1, Суд отмечает, что между сторонами существует общая точка зрения о том, заявитель был задержан с целью его экстрадиции из России в Узбекистан. Таким образом, статья 5 § 1 (f) Конвенции применима в настоящем деле. Суду следует рассмотреть вопрос о том, является ли содержание заявителя под стражей «законным» в рамках статьи 5 § 1 (f), с уделением особого внимания гарантиям, предоставляемым национальной системой. В тех случаях, когда речь идет о «законности» содержания под стражей, в том числе о том, соблюдается ли «процедура, предусмотренная законом», Конвенция в основном отсылает к национальному законодательству и устанавливает обязательство соблюдать основные и процессуальные нормы национального права. ЕСПЧ отмечает, что выдача заявителя властям Узбекистана сопровождалась ордером на арест, выданным узбекским прокурором, а не решением узбекского суда. Не вызывает сомнения, что первоначальный арест заявителя и его помещение под стражу были законными. Вопрос, который должен решить Суд, заключается в том, было ли это решение национального суда достаточным для содержания заявителя под стражей более года, пока не было принято решение об экстрадиции. Суду не было предоставлено никакой информации о том, предпринимал ли заявитель какие-либо попытки оспаривать продолжительность содержания под стражей на национальном уровне. Однако, Суд считает, что заявитель не имел эффективного средства правовой защиты, доступного в этом отношении (см.ниже). Анализ национального законодательства о выдаче лиц показывает, что действующие в период времени нормы права о задержании лиц с целью выдачи, не были точными и предсказуемыми в их применении и не соответствовали стандарту «качества права» в соответствии с Конвенцией. Отсутствие четких правовых положений, устанавливающих порядок установления и продления срока содержания под стражей с целью выдачи лица, провоцировало нарушения Конвенции в 2006-2009 годах. Таким образом, национальная система не смогла защитить заявителя от произвольного задержания, и его содержание под стражей более года не может считаться «законным» в рамках статьи 5 Конвенции.

Что касается нарушения статьи 5 § 4 Конвенции, Суд напоминает о том, что во время задержания лица ему должно быть предоставлено средство правовой защиты, то есть рассмотрение судом правомерности заключения под стражу. Существование средства правовой защиты, требуемого статьей 5 § 4, должно быть достаточно достоверным не только в теории, но и на практике. Европейский суд отмечает, что в течение всего срока содержания под стражей, заявитель не имел возможности оспорить законность своего задержания. Поэтому имело место нарушение статьи 5 § 4 Конвенции.

Компенсация

 

ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию в размере 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 65 евро для возмещения судебных расходов.

Русский