Постановление Европейского Суда по делу «Brazzi против Италии» (жалоба № 57278/11) от 27 сентября 2018 года

ЕСПЧ посчитал, что проведение обыска в доме заявителя на основании постановления, вынесенного стороной обвинения - прокурором, а не независимым судьей на основании имеющихся доказательств, представляет собой нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни).

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Marco Brazzi, гражданин Италии и Германии 1965 года рождения. Он проживает в Мюнхене и числится в реестре итальянских граждан, проживающих за границей. С 2009 года у него имеется в собственности дом на территории Италии, где его жена и дети проживают во время школьных каникул.

В июле 2010 года заявитель подвергся налоговому контролю со стороны итальянских властей по подозрению в неуплате налогов с 2003 года. 6 июля 2010 года в рамках административного расследования прокурор вынес постановление о проведении обыска в доме заявителя на территории Италии с целью сбора доказательств. 13 июля 2010 года полицейские прибыли к дому заявителя, однако последний отсутствовал. В тот же день прокурор возбудил уголовное дело и выдал ордер на проведение обыска. 6 августа 2010 года полицейские провели обыск в доме и автомобиле заявителя, ни один документ не был изъят в рамках данного расследования.

7 октября 2010 года уголовное дело в отношении заявителя было прекращено, поскольку заявитель доказал, что постоянно проживает на территории Германии. Тем не менее заявитель подал жалобу на незаконный обыск, проведенный в его доме. Жалоба была отклонена национальными судами, после чего заявитель обратился в Европейский Суд.

Позиция заявителя

Ссылаясь на стать 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), заявитель указал, что имело место незаконное вторжение в его жилище. Также заявитель жаловался на нарушение статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство) и статьи 13 (право на эффективное средство правовой защиты), поскольку национальные суды Италии не рассмотрели должным образом его жалобу на незаконность обыска в доме.

Позиция Правительства

Власти утверждают, что обыск проводился на основании закона и при наличии достаточных оснований полагать, что заявитель нарушил положения налогового законодательства.

Позиция Европейского Суда

ЕСПЧ полагает, что обыск, проведенный в доме заявителя, представляет собой вмешательство в право заявителя на уважение личной и частной жизни. Теперь следует определить, было ли данное вмешательство законным и пропорциональным преследуемым властями целям.

Европейский суд отмечает, что проведение обыска регулировалось законом, а именно статьей 247 уголовно-процессуального кодекса. Тогда ЕСПЧ переходит к анализу обстоятельств, предшествующих проведению обыска. Так, ЕСПЧ обращает внимание на то, что постановление на проведение обыска было вынесено в тот же день, когда было начато уголовное расследование в отношении заявителя, а этому предшествовало его отсутствие в доме, когда полицейские прибыли для проведения обыска в рамках административного расследования. Поэтому Суд приходит к выводу, что проведение обыска в рамках уголовного расследования не имело каких-либо надежных оснований, постановление было вынесено поспешно. ЕСПЧ указывает, что это является довольно частым нарушением при проведении обысков в Италии, поскольку прокурору, то есть стороне обвинения, не требуется получения независимого постановления судьи на проведение обыска. Судьи Европейского Суда настаивают на том, что когда речь идет о вмешательстве в право на уважение частной и семейной жизни, необходимо применять более жесткую процедуру принятия постановлений о проведении обысков, поскольку это может повлечь получение незаконных доказательств.

Европейский Суд отмечает, что заявитель не имел возможности осуществить обжалование постановления о проведении обыска, а судья, завершивший уголовное расследование, не проанализировал законность и необходимость вынесения подобного постановления прокурором. Что же касается национальных судов, рассматривавших жалобу заявителя, то они также не провели анализ законности вынесения постановления о проведении обыска. ЕСПЧ считает, что положения закона, не предусматривающие необходимость обращения к независимому судье для вынесения постановления о проведении обыска, представляет собой нарушение статьи 8 Конвенции.

ЕСПЧ не нашел необходимым рассмотрение в отдельности жалобы на нарушение статьи 6 и 13 Конвенции.

Компенсация

Заявитель не ходатайствовал о присуждении денежной компенсации.