Постановление Европейского Суда по делу «Big Brother Watch и другие против Великобритании» (жалобы №№ 58170/13, 62322/14 и 24960/15) от 13.09.2018 года

ЕСПЧ установил, что положения «Закона 2000», согласно которым ведется массовый перехват корреспонденции, сбор переданной гражданами информации, в том числе журналистами и правозащитными организациями, влечет за собой нарушения статей 8 (право на уважение частной и семейной жизни, а также корреспонденции) и 10 (свобода выражения мнения). ЕСПЧ присудил заявителям, подавшим первую жалобу, 150 000 евро в качестве возмещения морального ущерба; заявителям, подавшим вторую жалобу, - 35 000 евро.

 

Обстоятельства дела

Настоящее постановление касается трех жалоб, которые были объединены Европейским Судом: Big Brother Watch против Великобритании (№ 58170/13), Bureau of Investigative Journalism и Alice Ross против Великобритании (№ 62322/14) и 10 HumanRightsOrganisations и другие против Великобритании (№ 24960/15). Данные шестнадцать заявителей представляют собой организациями и людей, которые работают журналистами или защищают гражданские права.

Жалобы были поданы после того, как Эдвард Сноуден, бывший агент национальной безопасности Соединенных Штатов Америки раскрыл существование программы слежки и обмена информацией между секретными службами США и Великобритании.

Поскольку Эдвард Сноуден указывал, что слежка может вестись как за обычными гражданами, так и за организациями, заявители, в силу рода своей деятельности, посчитали, что могли являться объектом подобной слежки. Заявители предположили, что их электронная переписка, равно как и электронные данные могли быть перехвачены или записаны органами национальной безопасности Великобритании.

Позиция заявителей

Ссылаясь на статью 8 Конвенции (Право на уважение частной, семейной жизни и корреспонденции), заявители жаловались на существование режима, при котором возможен массовый перехват информации спецслужбами, обмен информацией, а также сбор информации у Интернет-провайдеров.

BureauofInvestigativeJournalism и AliceRoss и 10 HumanRightsOrganisations жаловались на нарушение статьи 10 Конвенции (свобода выражения мнения), поскольку перехват информации спецслужбами является вторжением в деятельность журналистов и негосударственных организаций.

10 HumanRightsOrganisations также жаловались на нарушение статьи 6 Конвенции (право на справедливое судебное разбирательство), поскольку в Великобритании отсутствовала возможность обжаловать такой массовый перехват информации, и статьи 14 (запрещение дискриминации), поскольку информация лиц, находящихся на пределами Великобритании, могла быть также перехвачена, записана и передана другим службам.

Позиция Правительства Великобритании

Власти указали, что поданные жалобы являются неприемлемыми, поскольку заявители не исчерпали все внутригосударственные средства правовой защиты.

Позиция Европейского Суда

ЕСПЧ отмечает, что массовый перехват информации регулируется статьей 8 (4) «Закона 2000». Суд напоминает, что сам по себе массовый перехват информации не представляет собой нарушение Европейской Конвенции, поскольку государства-члены Совета Европы обладают широкими полномочиями на своей территории. Поэтому государства сами определяют, какую систему наблюдения использовать для обеспечения национальной безопасности. Тем не менее любая система должна отвечать определенным фундаментальным требованиям.

ЕСПЧ проанализировал систему, закрепленную статей 8 (4) «Закона 2000» и определил четыре фазы:

- перехват сообщений, переданных посредством выбранных Интернет-носителей;

- использование селекторов для фильтрации и отклонения собранных данных с целью определения важной информации;

- поиск среди оставшихся данных;

-  анализ всей или части сохраненной информации.

Хотя ЕСПЧ констатирует, что службы национальной безопасности Великобритании серьезно относятся к положениям Конвенции и не превышают своих полномочий, Суд полагает, что процесс сбора информации не подвергается должному независимому и адекватному анализу. В частности это относится к случаям, когда речь идет о выборе Интернет-носителей для сбора переданной информации, определения критериев поиска и последующего анализа. К тому же отсутствуют какие-либо гарантии при сборе информации, тогда как подобная информация может многое рассказать о человеке или организации.

Принимая во внимание данные пробелы, статья 8 (4) «Закона 2000» не отвечает требованиям «качества закона», которые вытекают из Конвенции. Также невозможно определить необходимость вмешательства в личное пространство граждан и организаций, что в совокупности с вышесказанным влечет за собой нарушение статьи 8 Конвенции.

Затем ЕСПЧ перешел к анализу Главы второй «Закона 2000». Заявители жаловались, что положения данной главы закона дают слишком широкие полномочия государственным службам, поскольку последние имеют право запросить большой объем информации у Интернет-провайдеров и мобильных операторов.

Европейский суд напоминает, что согласно европейскому законодательству, любая система, позволяющая иметь доступ к информации организаций, предоставляющих услуги связи, должна быть лимитирована и подвержена контролю со стороны независимого суда. ЕСПЧ отметил, что такой контроль отсутствовал, следовательно, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

Что касается передачи данных иным спецслужбам, то ЕСПЧ отметил наличие четких правил и подробного регламента такой передачи, поэтому нарушение в этой части отсутствует.

После этого ЕСПЧ перешел к анализу жалобы на нарушение статьи 10 Конвенции. Суд отмечает отсутствие каких-либо гарантий при массовом перехвате информации, в рамках которого происходит сбор конфиденциальной переписки между журналистами. Также Суд отмечает отсутствие гарантий при анализе такой переписки. Подобное положение вещей может иметь серьезное влияние на свободу прессы. ЕСПЧ пришел к выводу, что систематический массовый перехват информации нарушает статью 10 Конвенции.

10 HumanRightsOrganisations также жаловались на отсутствие независимости и беспристрастности национальных судебных органов во время рассмотрения жалоб на массовый перехват информации. ЕСПЧ отметил, что судебные органы имеют широкие полномочия для изучения жалоб, касающихся вторжения в конфиденциальность переписки. Так, национальные суды могли проанализировать даже секретную информацию. Однако, ЕСПЧ отмечает, что какие-либо ограничения в отношении заявителей, которые имелись во время проведения судебного процесса внутри государства были связаны с необходимостью обеспечения национальной безопасности и борьбе против терроризма. Таким образом, в настоящем случае необходимо отклонить жалобу на нарушение статьи 6 Конвенции.

Также ЕСПЧ отклонил жалобу на нарушение статьи 14 в совокупности со статьей 8 и 10, поскольку заявители не указали четко и подробно в чем, по их мнению, состояло нарушение.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителям, подавшим первую жалобу, 150 000 евро в качестве возмещения морального ущерба; заявителям, подавшим вторую жалобу, - 35 000 евро. Заявители, подавшие третью жалобу, не ходатайствовали о присуждении компенсации.