Постановление Европейского суда по делу «Benedik против Словении» (жалоба № 62357/14) от 24 апреля 2018 года

 

Словения нарушила статью 8 Европейской Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), поскольку полицейские запросили информацию об IP-адресе заявителя не получив на то необходимое разрешение суда. ЕСПЧ считает, что само признание нарушения является достаточным для компенсации морального ущерба. ЕСПЧ также присудил заявителю 3 522 евро за судебные расходы.

 

 

 

Обстоятельства дела

 

Заявитель, Игорь Бенедик, гражданин Словении 1977 года рождения. В 2006 году полиция Швейцарии информировала полицию Словении о том, что некий IP-адрес периодически фигурировал при распространении педопорнографических материалов. В августе того же года полиция Словении затребовала у Интернет-провайдера информацию о данном IP-адресе, однако, судебное постановление, позволяющее запрашивать подобную информацию было вынесено лишь в декабре 2006 года. Полиция выяснила, что IP-адрес принадлежал отцу заявителя, но пользовался им сам заявитель. В 2007 году было начато расследование в отношении заявителя по факту распространения педопорнографических материалов. Сам заявитель отрицал свою причастность к распространению подобных материалов. В 2008 году он был осужден.

 

Заявитель обжаловал приговор суда в апелляционном суде Любляны, затем в Верховном и Конституционном судах. Он заявлял, что информация об IP-адресе и его использовании была получена полицией без необходимого постановления суда, следовательно, доказательства были получены незаконным путем.

 

Позиция заявителя

 

10 сентября 2014 года заявитель подал жалобу в Европейский суд. Ссылаясь на статью 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), заявитель жаловался, что полиция получила информацию об использовании IP-адреса незаконным путем.

 

Позиция Правительства Словении

 

По мнению властей, оспариваемые меры были законными и соразмерными целям защиты целостности детей, которые в качестве особо уязвимых лиц пользуются особой защитой в соответствии с Конвенцией.

 

Позиция Европейского суда

 

Европейский суд первым делом пояснил, что информация, касающаяся IP-адреса, подпадает под понятие «частная жизнь», которое охраняется Конвенцией. Затем Европейский суд оценил, было ли вмешательство в право заявителя на уважение частной жизни предусмотрено законом. Судьи посчитали, что закон, на который опиралась полиция для запроса информации об IP-адресе, предусматривает подобные запросы. Однако, Суд должен убедиться в том, что закон также предусматривает достаточные гарантии против злоупотреблений.

 

Европейский суд отмечает, что информация об IP-адресе и его пользователе была отнесена законодательством Словении к частной информации, доступ к которой требует постановления суда. Тем не менее Конституционный Суд Словении в своем постановлении по делу заявителя указал, что полиция обязана была иметь постановление суда, разрешающее получить информацию об IP-адресе; однако, в свете серьезности обстоятельств (дело связано с педопорнографическими материалами), Конституционный Суд считает, что заявитель сам раскрыл информацию о своем IP-адресе при распространении запрещенных материалов, поэтому полиция имела право узнать информацию и без постановления суда.

 

Европейский суд не смог согласиться с выводами Конституционного Суда Словении. ЕСПЧ считает, что полиция была обязана запросить сначала разрешение суда и уже потом узнавать информацию об IP-адресе. К тому же, в те годы отсутствовала какая-либо защита против злоупотреблений со стороны власти: отсутствие правил хранения полицейскими полученных данных, отсутствие контроля за действиями полицейских, получивших информацию об IP-адресах.

 

Таким образом, ЕСПЧ посчитал, что в законе, который регулировал получение полицейскими информации об IP-адресах, отсутствуют ясность и гарантии против злоупотребления властями. Это повлекло за собой нарушение прав заявителя, поскольку позволило полицейским получить информацию незаконным путем. Это означает, что Словения нарушила статью 8 Конвенции.

 

Компенсация

 

ЕСПЧ считает, что само признание нарушения является достаточным для компенсации морального ущерба. ЕСПЧ также присудил заявителю 3 522 евро за судебные расходы.