Постановление ЕСПЧ по делу «Ribać против Словении» (№ 57101/10) от 5 декабря 2017 года

 

Европейский суд нашел нарушение статьи 1 Протокола № 1 в совокупности со статьей 14 Конвенции по факту невыплаты пенсии по старости бывшему военному Социалистической Федеративной Респубики Югославия. Европейский суд назначил заявителю компенсацию в размере 37 000 евро в качестве возмещения имущественного вреда (сумма невыплаченной пенсии), 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 3 750 евро для возмещения судебных расходов.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, AranđelRibać, гражданин Словении, 1942 года рождения. Заявитель являлся гражданином Социалистической Федеративной Респубики Югославия (СФРЮ) в эпоху СССР, однако с 1964 года проживает в Словении. Он являлся офицером в югославской армии до сентября 1991 года, когда вышел на пенсию. В феврале 1992 года заявитель подал заявление на получение  выплаты его военной пенсии согласно Постановлению Республики Словения, которая к тому моменту уже стала независимой от СФРЮ. Словенские пенсионные органы установили, что он имел право на такую надбавку с ноября 1991 года. В 1998 году власти приняли решение не менять пенсию заявителя на пенсию по старости, объясняя это тем, что у заявителя отсутствует гражданство Словении. В 2003 году заявитель получил гражданство Словении и стал получать пенсию по старости. Заявитель обратился  с иском в национальные суды, требуя выплату причитающейся ему пенсии по старости в период с 1998 по 2003 гг. Однако, словенские суды отказали в удовлетворении иска. Заявитель подал жалобу в Европейский суд.

Позиция заявителя

Заявитель утверждает, что в отношении него были нарушены статья 1 Протокола № 1 в совокупности со статьей 14 Конвенции, поскольку с 1998 по 2003 годы он был лишен пенсии по старости из-за того, что не являлся гражданином Словении, хотя живет там с 1964 года и являлся гражданином ранее существующего государства СФРЮ.

Позиция Правительства

Правительство утверждало, что заявитель не имел никаких «владений» по смыслу статьи 1 Протокола № 1. В этой связи они отметили, что после провозглашения независимости Словения взяла на себя ответственность в соответствии с принципом международного права обязалась предоставить защиту прав на пенсию иностранцам, уже получающим военные пенсии по правилам СФРЮ, но не военному персоналу СФРЮ, которые не являлись пенсионерами на 25 июня 1991 года.

Позиция Европейского суда

Суд пришел к выводу, что подобные пенсионные споры относятся к сфере применения статьи 1 Протокола № 1. С соответствии с Конвенцией государству обычно предоставляется свобода действия, когда речь идет об общих мерах экономической или социальной стратегии. Однако, как правило, Суд может рассматривать разницу в обращении, основанную исключительно на гражданстве. Европейский суд посчитал, что выплаты, полученные заявителем в 1992 году в качестве военного пенсионера не позволяли ему проживать на эту сумму. Закон о пенсии, на который ссылалось Правительство, содержал оговорку о том, что пенсия не предоставляется иностранцам, воевавшим против Словении, а заявитель не воевал против Словении. Суд также считает особенно важным, что власти Словении уже в 1993 году предоставили заявителю аванс на его военную пенсию, на которую были допущены только те, кто был признан не участвовавшим в агрессии против Словении. Как только заявитель приобрел словенское гражданство в 2003 году, ему была предоставлена ​​пенсия по старости,  которая также была обусловлена ​​неучастием в агрессии против Словении. По сути, отказ выплаты пенсии по старости основывался на том, что у заявителя отсутствовало гражданство Словении и предположениях властей, что заявитель мог получать выплаты от другого государства. Суд заявляет, что, ратифицировав Конвенцию, государство-ответчик обязалось обеспечить «всем в пределах [своей] юрисдикции» гарантированные им права и свободы. Соответственно, в данном случае Словения не может быть освобождена от своей ответственности в соответствии со статьей 14 Конвенции на том основании, что этот вопрос в то время не регулировался соглашением о правопреемстве. Суд повторяет, что, помня о широкой свободе усмотрения государства в области социального обеспечения, очень веские причины должны быть выдвинуты, чтобы оправдать разницу в обращении, основанную исключительно на гражданстве. Европейский суд не нашел таких причин в настоящем деле. Соответственно, нет объективного и разумного обоснования различия обращении к заявителю. В свете изложенного Суд приходит к выводу о том, что имело место нарушение статьи 14 Конвенции, взятой в совокупности со статьей 1 Протокола № 1.

Компенсация

 

Европейский суд назначил заявителю компенсацию в размере 37 000 евро в качестве возмещения имущественного вреда (сумма невыплаченной пенсии с 1998 по 2003 годы), 5 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 3 750 евро для возмещения судебных расходов.