Постановление ЕСПЧ по делу «Laurent против Франции» (жалоба № 28798/13) от 24.04.2018 года

ЕСПЧ постановил, что перехват и прочтение полицейским записки адвоката, адресованной доверителю, представляет собой нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной жизни и корреспонденции).

 

 

Обстоятельства дела

Заявитель, CyrilLaurent, француз 1967 года рождения, проживающий в Бресте. Он является адвокатом.

1 апреля 2008 года заявитель осуществлял защиту двух лиц, которые были помещены под охрану конвоем. После судебного заседания, на котором рассматривался вопрос помещения заявителей под стражу, заявитель вместе со своими доверителями дожидались решения в приемной суда. Один из доверителей попросил у заявителя его визитную карточку. Заявитель записал свои координаты на сложенном листке бумаги, который затем передал заявителю. Полицейский, присутствующий в приемной суда, потребовал показать данный лист бумаги. Заявитель обвинил полицейского в отсутствии уважения к конфиденциальности общения между адвокатом и доверителем. То же самое произошло со вторым заявителем.

8 апреля 2008 года заявитель подал жалобу Прокурору Республики города Брест по факту нарушения полицейским конфиденциальности переписки. Однако, было вынесено постановление о прекращении производства по делу. После этого заявитель подал жалобу и гражданский иск в суд высшей инстанции города Брест. 4 января 2010 года следственный судья вынес постановление об отсутствии состава преступления. Данное постановление было подтверждено в апелляционном суде города Рен. Кассационный суд отклонил жалобу заявителя.

Позиция заявителя

Ссылаясь на нарушение статьи 8 Конвенции (право на уважение частной жизни и корреспонденции), заявитель утверждал, что французские власти вмешались в его право на конфиденциальность переписки с доверителем.

Позиция Правительства

Власти утверждают, что не имело место нарушение права на конфиденциальность корреспонденции, поскольку, во-первых, полицейский лишь проверял безопасность переданного объекта и не прочел содержимое. Во-вторых, корреспонденция была передана доверителям и они смогли с ней ознакомиться. Кроме того, Правительство утверждает, что даже если и имело место вмешательство в право заявителя, то оно было предусмотрено законом и преследовало законную цель обеспечения безопасности и предотвращения совершения правонарушений.

Позиция третьей стороны

В качестве третьей стороны выступал Национальный Совет адвокатов, который подтверждал, что конфиденциальность переписки является выражением защиты профессиональной тайны, столь важной в адвокатской деятельности. В защиту позиции заявителя приводилась уже устоявшаяся практика Европейского суда. Национальный Совет подчеркнул, что гарантия тайны переписки является неотъемлемой частью доверия, которое клиент оказывает своему адвокату, именно поэтому важно избегать всяческие риски нарушения конфиденциальности переписки между адвокатом и доверителями.

Позиция Европейского суда

Суд напоминает, что статья 8 Конвенции призвана защитить конфиденциальность переписки, общения независимо от формы и содержания корреспонденции. Это правило касается и тех случаев, когда отправителем или получателем является обвиняемый в совершении уголовного преступления. Таким образом, листок бумаги, на котором заявитель написал свое сообщение, сложил вдвое и передал своим доверителям, подпадает под защиту статьи 8 Конвенции. Следовательно, действия полицейского, потребовавшего предъявить ему листок бумаги с записями заявителя, представляют собой вмешательство в право заявителя на конфиденциальное общение со своими доверителями.

ЕСПЧ уточняет, что обмен информацией между адвокатом и доверителем обладает особым статусом в рамках статьи 8 Конвенции. Это означает, что, например, администрация исправительного учреждения может вскрывать письма адвоката, направленные доверителю, только в том случае, если имеются проверенные и достоверные данные о том, что в письме находятся незаконные вещества, предметы. В настоящем случае, Правительство не предоставило никаких аргументов в пользу того, что имело место передача какого-либо незаконного предмета. Кроме того, заявитель, являющийся адвокатом, написал записку доверителям в присутствие начальника конвойной службы и не пытался скрыть свое действие. Следовательно, в отсутствие каких-либо подозрений поведение полицейского по отношению к адвокату не поддается оправданию.

ЕСПЧ также подчеркивает, что содержание изъятого полицейским документа мало влияет на результат, важен сам факт того, что корреспонденция между адвокатом и доверителем должна оставаться тайной. Несмотря на то, что национальные суды пришли к выводу об отсутствии состава преступления в действиях полицейского, это не значит, что нарушения прав заявителя не было.

Таким образом, ЕСПЧ заключил, что изъятие и ознакомление с корреспонденцией адвоката, адресованной доверителю, не являлось необходимостью в демократическом обществе, поэтому имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

Компенсация

ЕСПЧ посчитал, что само по себе признание нарушения является достаточным.