Постановление ЕСПЧ по делу «Колобычко против Республики Молдова, России и Украины» (жалоба № 36724/10) от 18.09.2018 года

Европейский Суд постановил, что власти Российской Федерации, осуществляя эффективный контроль на территории Преднестровья, нарушили статью 2 Конвенции (право на жизнь), поскольку не провели необходимое эффективное расследование гибели солдата срочной службы, сбежавшего из воинской части. ЕСПЧ присудил заявителю (отцу погибшего) 20 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 2 400 евро за судебные расходы.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Иван Колобычко, гражданин Украины, 1963 года рождения, проживающий в Тирасполе (Приднестровье).

Дело касается гибели сына заявителя, Евгения Колобычко, во время прохождения срочной военной службы. События произошли на территории, которая была подконтрольна самопровозглашенной Приднестровской Молдавской Республики (далее – Транснистрия).

В июле 2007 года армия  Транснистрии зачислила сына заявителя в ряды своей армии в Тирасполе. Спустя примерно два месяца Евгений Колобычко самостоятельно покинул армию и находился у двоюродной сестры в течение месяца. Согласно словам его родителей и двоюродной сестры, на теле Евгения было множество травм, появление которых он объяснил дедовщиной в армии.

В октябре 2007 года Евгения Колобычко заставили вернуться в покинутую им воинскую часть, откуда он снова сбежал спустя неделю. Его тело было найдено в январе 2008 года на берегу Днестра. Согласно проведенной экспертизе Евгений утонул. Военный прокурор Транснистрии возбудил уголовное дело, которое вскоре было закрыто за отсутствием подозреваемых. Заявитель адресовал жалобы властям Молдавии и Российской Федерации, поскольку считал, что гибель его сына следует расследовать как убийство. Генеральный Прокурор Молдовы начал расследование, однако завершил его за отсутствием подозреваемых.

Позиция заявителя

Ссылаясь на статью 2 Конвенции (право на жизнь), заявитель утверждал, что его сын умер во время прохождения обязательной военной службы, а необходимое расследование не было произведено. Заявитель посчитал, что в нарушении виноваты сразу три государства: Молдова, Россия и Украина, а власти данных государств не предприняли необходимых попыток для обеспечения безопасности его сына во время прохождения военной службы.

Позиция государств-ответчиков

ЕСПЧ отметил, что жалоба против Украины является необоснованной, поскольку украинские власти не имели и не могли иметь никакого отношения к военной службе сына заявителя и его гибели. Поэтому от властей Украины комментарии не требовались. Что касается властей Молдовы и России, то они отказались от комментариев по данному делу.

Позиция Европейского Суда

ЕСПЧ уже отмечал ранее в своих постановлениях, что было доказано осуществление эффективного контроля российскими властями на территории Приднестровья. Именно поэтому российские власти были обязаны провести расследование гибели сына заявителя. Согласно материалам дела было возбуждено уголовное дело, поэтому заявитель имел право на то, чтобы знать и участвовать в расследовании гибели своего сына. Однако, Суд отмечает, что заявителю не предоставили постановление о прекращении уголовного дела, а сам текст постановления лишен мотивировки и не поясняет необходимым образом причину прекращения расследования. Кроме того, заявитель не смог ни разу ознакомиться с материалами дела, что также противоречит обязанности провести эффективное расследования гибели человека. Таким образом, власти Транснистрии нарушили статью 2 Конвенции в ее процессуальном аспекте, а поскольку эффективный контроль на территории осуществляют российские власти, Российская Федерация нарушила статью 2 Конвенции.

Что же касается материального аспекта статьи 2, то ЕСПЧ отмечает следующее. Сын заявителя самостоятельно дважды покинул  казарму. Безусловно, на это его могла сподвигнуть дедовщина, однако, никаких доказательств этому не существует. Согласно медицинской экспертизе, смерть сына заявителя наступила через месяц после второго побега из воинской части. Поскольку отсутствуют какие-либо разумные доказательства причастности военных или Транснистрии, или России, или Молдовы к гибели Евгений Колобычко, ЕСПЧ посчитал, что отсутствует нарушение материального аспекта права на жизнь.

Компенсация

ЕСПЧ присудил заявителю 20 000 евро в качестве возмещения морального ущерба, а также 2 400 евро за судебные расходы.