Постановление Большой Палаты по делу «Nait-Liman против Швейцарии» (жалоба № 51357/07) от 15 марта 2018 года

Дело касалось отказа швейцарских судов рассматривать гражданский иск заявителя о компенсации морального вреда, причиненного в результате пыток, предположительно нанесенных ему в Тунисе. ЕСПЧ посчитал, что отсутствовало нарушение статьи 6 § 1 Конвенции (доступ к суду), поскольку Швейцария действительно не обладала юрисдикцией для рассмотрения данного вопроса. Однако, ЕСПЧ не исключил дальнейшего развития данного вопроса в международном праве.

 

Обстоятельства дела

              Заявитель, AbdennacerNaït-Liman, тунисец 1962 года рождения, приобретший гражданство Швейцарии. В апреле 1992 года заявитель был арестован в Италии и направлен в Посольство Туниса, где ему предъявили обвинение в представлении угрозы государственной безопасности Италии. После этого его насильно отправили в Тунис. Заявитель утверждает, что с 24 апреля по 1 июня 1992 года он содержался в помещениях, принадлежащих Министерству внутренних дел Туниса, где его пытали и допрашивали по приказу Министра внутренних дел А.К. Затем в 1993 году ему удалось бежать в Швейцарию, где ему предоставили политическое убежище в 1995 году. 14 февраля 2001 года заявитель узнал, что тот самый министр А.К. проходит лечение в одном из Швейцарских госпиталей, и подал на него жалобу Главному прокурору кантона Женева в порядке уголовного судопроизводства. Заявитель ходатайствовал об участии в процессе в качестве гражданского истца. В тот же день Главный прокурор передал главе полиции безопасности запрос на поиски обвиняемого и, если возможно, задержание его и доставление для проведения расследования. Полиция связалась с больницей, которая сообщила им, что А.К. действительно был их пациентом, однако, уже покинул больницу 11 февраля 2001 года. 19 февраля 2001 года Главный прокурор прекратил разбирательство на том основании, что А.К. покинул Швейцарию, и полиция не смогла его арестовать. 8 июля 2004 года заявитель подал иск о возмещении ущерба в суд первой инстанции кантона Женева против Туниса и против А.К. 15 сентября 2005 года суд первой инстанции объявил жалобу неприемлемой на том основании, что у него отсутствует территориальная юрисдикция для рассмотрения подобных вопросов. Заявитель обжаловал данное решение в апелляционном порядке, однако, жалоба была отклонена 15 сентября 2006 года: суд постановил, что ответчики обладают иммунитетом, и право заявителя на доступ к суду не было нарушено. Заявитель обжаловал данное постановление в Верховный суд, который пришел к выводу, что у Швейцарии в любом случае отсутствует территориальная юрисдикция для рассмотрения подобной жалобы.

Позиция заявителя

              Заявитель считает, что суды Швейцарии в нарушение статьи 6 § 1 Конвенции (доступ к суду) отказались рассматривать по существу его жалобу о применении пыток на территории Туниса.

Позиция Правительства Швейцарии

              Власти Швейцарии ссылаются на то, что не обладают юрисдикцией и полномочиями для осуществления преследования господина А.К. и рассмотрения жалобы против Туниса, однако, это не является нарушением права заявителя на доступ к суду.

Рассмотрение жалобы Европейским судом по правам человека

20 ноября 2007 года заявитель подал жалобу в Европейский суд по правам человека. 21 июня 2016 года Палата вынесла постановление об отсутствии нарушения статьи 6 § 1 Конвенции (четыре голоса против трех). 19 сентября 2016 года заявитель ходатайствовал о передаче дела в Большую Палату в соответствии со статьей 43 Конвенции. 28 ноября 2016 года Большая Палата удовлетворила ходатайство заявителя.

Позиция Большой Палаты

В первую очередь судьи рассмотрели вопрос применимости статьи 6 Конвенции к указанной ситуации. Шестнадцатью голосами против одного Большая Палата постановила, что статья 6 Конвенции применима, поскольку, с одной стороны, вопрос касается «подлинного и серьезного» спора, а с другой стороны, заявитель мог претендовать на реализацию права, признанного швейцарским законом: право жертв актов пыток на получение возмещения признано законодательством Швейцарии, в частности статьей 41 Швейцарского кодекса обязательств, а также различными международными актами, особенно статьей 14 Конвенции Организации Объединенных Наций против пыток 1984 (ратифицирована Швейцарией 26 июня 1987 года).

Затем Европейский суд определил несколько законных целей, которые преследуются при ограничении доступа к правосудию. Они связаны с надлежащим отправлением правосудия, управлением судебной системой: проблемы сбора и оценки доказательств, трудности, связанные с исполнением судебного решения, желание государства уменьшить риск форум-шопинга (понятие в международном частном праве, означающее, что лицо, подающее иск, выбирает между применимым правом), препятствовать увеличению подобных жалоб, которые могут увеличить нагрузку на национальные суды. Европейский суд повторяет, что государства пользуются определенной свободой в при применении статьи 6 Конвенции.

Судьи определили две концепции международного права, которые имеют отношение к настоящему делу: универсальная юрисдикция и «доктрина необходимости» (или «форум необходимости» относится к исключительной юрисдикции, применяемой гражданскими судами, которые обычно не обладают юрисдикцией для рассмотрения спора в соответствии с общими или специальными правилами, но рассматривают спор, если судебное разбирательство за границей оказывается невозможным или необоснованно трудным с точки зрения закона или практики).

Сначала судьи рассмотрели вопрос о том, обязана ли Швейцария признать универсальную гражданскую юрисдикцию в отношении актов пыток в силу международного обычая или договорного права. Что касается возможного международного обычая, то из 39 европейских государств, которые сравнил Суд, только Нидерланды признают универсальную гражданскую юрисдикцию в отношении актов пыток. Вне Европы универсальная юрисдикция была признана Соединенными Штатами Америки и Канадой. Кроме того, несколько государств-членов Совета Европы предусматривали универсальную юрисдикцию своих судов в отношении уголовных дел, и разрешали истцу в таких случаях выступать в качестве гражданского истца в уголовном процессе. Суд пришел к выводу, что те государства, которые признали универсальную гражданскую юрисдикцию, в настоящее время являются исключением. Хотя практика применения универсальной гражданской юрисдикции развивается, она еще не была достаточной для признания международного обычая, который обязал бы Швейцарские суды рассматривать жалобу заявителя. В настоящее время международное договорное право также не признало универсальную гражданскую юрисдикцию в отношении актов пыток. Судьи сошлись во мнении о том, что международное право не обязывало швейцарские власти рассматривать жалобу заявителя на основании универсальной гражданской юрисдикции.

Далее Европейский суд проанализировал вопрос о том, налагала ли «доктрина необходимости» обязательство на власти Швейцарии сделать все возможное для рассмотрения жалобы заявителя о возмещении предполагаемого ущерба, понесенного в результате нарушений прав человека. Во-первых, из 40 исследованных Судом государств, 28 не признали «форум необходимости». Далее Суд отмечает, что отсутствовали какие-либо договорные обязательства по применению данной доктрины. Из этого следует, что власти Швейцарии не были обязаны проводить судебное слушание по факту возмещение ущерба, причиненного заявителю. Также судьи отметили, что власти Швейцарии не превысили пределы свободы оценки.

Таким образом, Европейский суд пришел к выводу, что отказ швейцарских властей рассмотреть жалобу заявителя о применении к нему пыток в другом государстве, преследовал законную цель и не являлся диспропорциональным. Тем не менее Суд повторил, что этот вывод не ставит под сомнение широкий консенсус в рамках международного сообщества о наличии права жертв пыток на получение надлежащего и эффективного возмещения причиненного вреда. Однако, у государств имеется некий сдерживающий фактор, обусловленный международным правом. Учитывая особый характер данной проблемы, ЕСПЧ не исключает возможность ее развития в дальнейшем. ЕСПЧ предложил государствам-участникам Конвенции принимать во внимание изменения в данной области, способствующие эффективному осуществлению права жертв пыток на получение компенсации.