Постановление Большой Палаты по делу «Correia de Matos против Португалии» (жалоба № 56402/12) от 4 апреля 2018 года

Европейский суд пришел к выводу, что назначение защитника адвокату, обвиняемому в совершении уголовного преступления, не является нарушением статьи 6 § 3 (c) (право защищать себя лично), а наоборот, преследует законную цель эффективной защиты прав обвиняемого.

 

Обстоятельства дела

Заявитель M. CarlosCarreiadeMatos, португалец 1944 года рождения, проживающий в Португалии. Заявитель является адвокатом и аудитор. В сентябре 1993 года Совет Коллегии Адвокатов посчитал, что одновременное исполнение функций адвоката и аудитора несовместимо, поэтому было решено приостановить его статус адвоката. 28 февраля 2008 года в рамках судебного разбирательства по гражданскому делу заявитель раскритиковал решения, принятые судьей. Последний подал жалобу прокурору.

10 февраля 2010 года прокурор представил свое заключение, согласно которому он обвинял заявителя в оскорблении должностного лица. С целью защиты интересов заявителя, прокурор назначил ему адвоката, как то предусматривала статья 64 Уголовно-процессуального кодекса Португалии. 12 марта 2010 года заявитель ходатайствовал о представлении своих интересов в суде самостоятельно. Суд отказал заявителю в ходатайстве. Суд сослался на практику Конституционного суда, согласно которой адвокат не мог выступать адвокатом в своем собственном деле. Заявитель подал апелляционную жалобу. Апелляционный суд отказал заявителю в удовлетворении его апелляционной жалобы, указав, что законодательство Португалии не позволяет объединить статусы обвиняемого и адвоката в одном и том же процессе. Суд указал, что обвиняемый обязан иметь адвоката в любом процессе, результат которого может привести к лишению свободы или помещению в психиатрическую больницу.

11 мая 2012 года Конституционный суд постановил, что отсутствуют основания  для рассмотрения жалобы на соответствие положений Уголовно-процессуального кодекса Конституции, поскольку жалоба заявителя не была подписана адвокатом, которого назначили заявителю. 20 сентября 2012 года заявитель не явился в зал судебного заседания, однако, пришла назначенный ему адвокат. Следственный судья (jugedinstruction) подтвердил обвинение и постановил отправить дело на рассмотрение уголовным судом. 12 декабря 2013 года после очередного судебного заседания, на котором присутствовала только адвокат заявителя, последнего признали виновным в оскорблении судьи и назначили штраф. Также заявитель должен был возместить расходы на оказание юридической помощи назначенным ему государством адвокатом.

1 мая 2014 года уголовный суд признал неприемлемой жалобу заявителя на решение от 12.12.2013 года, поскольку жалоба не была подписана ни адвокатом по назначению, ни иным адвокатом, выбранным заявителем. 18 ноября 2014 года апелляционный суд города Порто отказал заявителю в удовлетворении его апелляционной жалобы. Апелляционный суд подтвердил, что обвиняемый в совершении преступления не может защищать себя самостоятельно, даже если он является адвокатом. Ему необходима юридическая помощь другого адвоката. Суд указал, что назначение адвоката имеет целью не просто защиту обвиняемого, но защиту публичных интересов. Суд апелляционной инстанции заключил, что отсутствует возможность отказаться от права на защиту. Суд также напомнил, что Конституционный суд не раз приходил к выводу, что положения Уголовно-процессуального кодекса в части назначения защитника обвиняемому-адвокату не противоречат ни Международному пакту о гражданских и политических правах, ни Европейской Конвенции по правам человека. Данное постановление от 18 ноября 2014 года стало окончательным 6 января 2015 года.

Позиция заявителя

Заявитель ссылается на нарушение статьи 6 §3 (c), а именно право защищать себя лично. Он считает, что национальные суды нарушили его право, поскольку не позволили ему, адвокату по профессии, защищать себя в суде.

Позиция Правительства

Власти Португалии уверены, что решения, вынесенные национальными судами соответствуют положениям статей 6 §§ 1 et 3 (c) Конвенции. Согласно практике ЕСПЧ именно национальные власти обладают возможностью принимать решение о необходимости предоставить обвиняемому в совершении уголовного преступления защитника. Правительство отмечает, что статья 64 Уголовно-процессуального кодекса не обязывает иметь защитника на всех стадиях уголовного разбирательства, однако, когда речь идет о специфических случаях, особенно, если результатом судебного разбирательства может быть лишение свободы или принудительное психиатрическое лечение, власти считают необходимым предоставить защитника обвиняемому, даже если тот сам является адвокатом. Власти Португалии считают, что назначение адвоката заявителю было вынужденной и необходимой мерой.

Ход разбирательства в Европейском суде по правам человека

Жалоба заявителя поступила в Европейский суд 4 августа 2012 года. 13 сентября 2016 года Палата из семи судей перенаправила дело Большой Палате. Заседание Большой Палаты состоялось 8 февраля 2017 года. 4 апреля 2018 года Европейский суд опубликовал постановление судей Большой Палаты.

Позиция Европейского суда

Европейский суд отмечает, что законодательство Португалии четким образом регулирует назначение защитника обвиняемому в совершении уголовного преступления. Конституционный суд также неоднократно затрагивал вопросы назначения адвоката обвиняемому и подробно аргументировал свою позицию по этому поводу: назначение адвоката является обязательным, если обвиняемому грозит тюремное заключение или помещение в психиатрическую больницу. Европейский суд отмечает, что национальные суды Португалии, которые принимали решение по данному делу, последовательно следовали позиции Конституционного суда, целью которой является не ослабление позиции обвиняемого, а наоборот, обеспечение эффективной защиты. Национальные суды указывали, что принудительное назначение адвоката заявителю также отвечало публичным интересам. Таким образом, решение назначить заявителю адвоката было результатом не только исполнения положений закона, но также и наработанной практики, целью которой является защита интересов обвиняемого.

Европейский суд отмечает, что даже адвокат, который лично обвиняется в совершении преступления, объективно не способен эффективно защищать себя. В данном случае речь шла об адвокате, полномочия которого были прекращены. Кроме того, заявитель оскорбил судью во время судебного заседания, в котором он участвовал в качестве защитника, но не имел статуса адвоката. Таким образом, нельзя говорить о том, что заявитель был способен объективно и беспристрастно защищать свои права в уголовном процессе.

Также Европейский суд отмечает, что обвиняемый имеет довольно широкие права, предусмотренные португальским законодательством. Кроме того, что он вправе участвовать и быть активным во время всех стадий судебного разбирательства, обвиняемый может требовать заменить неэффективного адвоката по назначению. Европейский суд считает, что законодательство Португалии о назначении адвоката обвиняемому имеет целью прежде всего защитить самого обвиняемого, его право на эффективную защиту и равенство процессуальных возможностей.

В заключение ЕСПЧ отмечает, что отсутствуют какие-либо основания полагать, что адвокат по назначению не выполнила или выполнила некачественно свою работу. Заявитель не предоставил никаких аргументов на этот счет. Таким образом, Суд считает, что отсутствуют какие-либо основания полагать, что имело место нарушение статьи 6 § 3 (c).