Европейский суд вынес постановление по делу «Кавказский против России» (№ 19327/13) 28 ноября 2017 года

 

Европейский суд признал нарушения статьи 3  Конвенции (бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание), поскольку условия транспортировки в суд борца за права человека, участвовавшего в манифестации на Болотной площади, были бесчеловечными и унижающими, а в стеклянной клетке в суде содержалось одновременно много человек. Также Суд нашел нарушение статьи 5 § 3 Конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность/ право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда), поскольку аргументы в постановлениях о продлении срока задержания заявителя под стражей были повторяющимися и абстрактными. Заявителю присудили 10 000 евро в качестве возмещения морального вреда.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Николай Кавказский, гражданин России, проживающий в Москве, является борцом за права человека и юристом неправительственной организации. Заявитель был арестован в июле 2012 года, поскольку подозревался в участии в манифестации в мае 2012 года на Болотной площади в Москве. Протест проходил с целью противостоять выборам, которые считались сфальсифицированными, и закончился столкновением с полицией. Заявителя арестовали, поскольку посчитали, что во время столкновения с полицией он несколько раз ударил ногой полицейского. Заявителя взяли под стражу, поскольку его действия посчитали опасными, а также предположили возможность побега. В течение последующего года эти же самые доводы были приведены для продления его заключения под стражей. Тем не менее в августе 2013 года было решено отпустить заявителя под домашний арест, поскольку здоровье заявителя значительно ухудшилось. Спустя пять месяцев заявитель был амнистирован.

Во время задержания заявитель проинформировал руководство следственного изолятора о наличии хронических заболеваний, которые требовали регулярного медицинского осмотра. В течение восьми первых месяцев содержания под стражей врач осматривал заявителя один раз в неделю. Затем заявителя отправили в госпиталь, поскольку он стремительно набирал вес и страдал из-за постоянных головных болей. Заявитель сдал несколько анализов, ему прописали МРТ, специальную диету, сеансы психотерапии, однако ничего этого выполнено не было.

Позиция заявителя

Заявитель жаловался на нарушение статьи 3 (бесчеловечное или унижающее достоинство обращение или наказание), а именно: отсутствие медицинской помощи во время предварительного задержания, условия транспортировки на судебное заседание, содержание в стеклянной кабине во время судебного заседания. Заявитель также жаловался на нарушение статьи 5 § 3 (право на свободу и личную неприкосновенность/ право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда), поскольку его заключение под стражу не было достаточным образом мотивировано и оправдано.

Позиция Правительства

Правительство придерживалось мнения, что задержание заявителя было законным и оправданным. Правительство настаивало на том, что заявитель регулярно получал необходимую медицинскую помощь и никогда не жаловался ее недостатки. Что касается содержания в стеклянной кабине в зале судебного заседания, то это было вызвано вопросами безопасности.

Позиция Европейского суда

Изучив материалы дела, Европейский суд пришел к выводу, что заявителю оказывалась достаточная медицинская помощь, которая была необходима при его заболеваниях. Условия транспортировки заявителя на судебное заседание были признаны нарушением статьи 3, поскольку заявителю приходилось вставать очень рано, транспортировка осуществлялась в автозаках и длилась от 2 до 6 часов, без еды, воды, в тесном пространстве. Также суд признал нарушение статьи 3, поскольку в зале судебного заседания № 338 заявитель содержался в тесной стеклянной кабине вместе с другими подсудимыми. Суд пришел к выводу, что Правительство не предоставило достаточных доказательств того, что помещение заявителя под стражу было оправданной мерой. Аргументы в постановлениях о продлении срока задержания заявителя под стражей были повторяющимися и абстрактными, таким образом, власти нарушили статью 5 § 3 Конвенции.

Компенсация

Европейский суд присудил заявителю 10 000 евро в качестве возмещения морального вреда.