Европейский суд вынес постановление по делу «Alković против Черногории» (№ 66895/10) 5 декабря 2017 года

 

ЕСПЧ нашел нарушение статьи 8 Конвенции (Право на уважение частной и семейной жизни) в совокупности со статьей 14 Конвенции (Запрещение дискриминации) в деле о нападениях на цыгана мусульманина, проживающего в Черногории. Европейский суд посчитал, что власти не провели эффективное расследование случившегося. ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию в размере 6 000 евро за моральный ущерб и 5 000 евро в качестве возмещения судебных расходов.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, RizoAlković, гражданин Черногории, проживающий ныне в Бельгии. Дело касается серии атак соседей на заявителя по религиозным и этническим причинам, поскольку заявитель является цыганом и мусульманином. Атаки происходили, когда заявитель жил в Подгорице (Черногория). Так 26 мая 2009 года заявитель увидел одного из соседей, который выстрелил 9-10 раз в сторону его террасы. Другой случай произошел 22 сентября 2009 года, когда заявитель праздновал религиозный праздник: на входной двери заявителя нарисовали крест и оставили сообщение с угрозой. После этого инцидента заявитель вызвал полицию и подал жалобы на несколько семей, проживающих в его многоквартирном доме. По поводу выстрелов в мае соседи подтвердили, что слышали выстрелы, но не знают, кто стрелял. Полиция посчитала, что только инцидент с нарисованным крестом можно считать угрозой. Национальные суды впоследствии отклонили заявление о расследовании инцидент с участием креста из-за отсутствия доказательств. Они, в частности, обнаружили, что заявитель не просил полицию приехать на место происшествия и собрать доказательства. Заявитель возразил, заявив, что он не только сообщил об инциденте полиции, но также подал официальную жалобу. Суды, однако, отклонили его возражения, заявив, что им не следует оценивать работу полиции. Заявитель обратился с жалобой в Европейский суд

Позиция заявителя

Заявитель жаловался, что власти не расследовали ряд этнических и религиозных нападений на него, совершенных в период с 26 мая по 22 сентября 2009 года. Таким образом, имело место нарушение статьи 8 Конвенции (Право на уважение частной и семейной жизни) в совокупности со статьей 14 Конвенции (Запрещение дискриминации).

Позиция Правительства

Правительство утверждало, что заявитель являлся конфликтным человеком и именно поэтому не мог ужиться с соседями. Что же касается полиции и правоохранительных органов, то они действовали в соответствии с законом и надлежащим образом мотивировали свои решения. Им также пришлось отклонить доказательства, предоставленные заявителем, поскольку они не отвечали требованиям закона. Правительства также настаивало на том, что заявитель не предоставил никаких доказательств того, что обращение к нему было отличным от других.

Третья сторона

Европейский центр по правам цыган, выступавший в качестве третьей стороны, сослался на различные международные доклады и обзоры, касающиеся отношений между цыганами и полицией, которые констатировали увеличение насилия в отношении цыган. Кроме того, опрос, проведенный черногорской неправительственной организацией, показал, что между 21% и 43,5% респондентов предпочли бы не иметь соседа, коллегу или начальника цыгана и вообще не иметь цыган в стране. Европейский центр по правам цыган также сослался на Комитет Организации Объединенных Наций по ликвидации расовой дискриминации, который в свою очередь отметил, что серьезные случаи подстрекательства к расовой ненависти в Черногории очень часто рассматривались как проступок и редко приводили к осуждениям, что было подвергнуто критике со стороны Европейской комиссии против расизма и нетерпимости еще в 2008 году.

Позиция Европейского суда

Суд уже ранее утверждал, что концепция частной жизни в значении статьи 8 Конвенции включает физическую и психологическую целостность человека, а также охватывает этническую идентичность человека. Хотя основной целью статьи 8 является защита личности от произвольного вмешательства со стороны государственных органов, могут быть, кроме того, позитивные обязательства, которые обязывают государство защищать человека от вмешательства иных лиц. Кроме того, позитивное обязательство государства в соответствии со статьей 8 распространяется на вопросы, связанные с эффективностью уголовного расследования. Суд считает, что для того, чтобы «расследование считалось« эффективным», оно должно в принципе быть способным привести к установлению фактов по делу, выявлению и наказанию виновных. Соответственно, когда какие-либо доказательства расистского оскорбления выявляются при расследовании, это должно быть проверено и, если это подтверждено, необходимо провести тщательное изучение всех фактов, чтобы выявить любые возможные расистские мотивы насилия. Проанализировав настоящее дело, судьи отметили, что отклоняя просьбу заявителя о расследовании случившегося, национальные суды постановили, что доказательства должны были быть предоставлены либо заявителем, либо полицией, которой заявитель якобы никогда не звонил. Однако, заявитель официально обращался с жалобой в полицию. В ответ на это полиция лишь сфотографировала место происшествия, а позже дело было закрыто. Национальные суды отклонили аргумент заявителя о бездействии, просто заявив, что он им не удалось оценить работу полиции. Полиция заявила только в 2016 году, то есть спустя четыре года после того, как уголовное расследование случившегося завершилось, что полицейские предприняли необходимые меры, посвятив значительное количество времени жалобе заявителя, но безрезультатно. Учитывая данные обстоятельства, Суд считает, что вышеупомянутые действия полиции не были способны привести к установлению фактов дела и не являлись достаточным ответом на ситуацию, о которой жаловался заявитель. Принимая во внимание тот факт, что заявитель является мусульманином и цыганом, на которого совершались нападения не один раз, имело место нарушение статьи 8 Конвенции в совокупности со статьей 14 Конвенции.

Компенсация

 

ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию в размере 6 000 евро за моральный ущерб и 5 000 евро в качестве возмещения судебных расходов.