Европейский суд по правам человека вынес постановление по делу «López Ribalda и другие против Испании» (жалоба № 1874/13) 9 января 2018 года

Европейский суд пришел к выводу, что установка скрытых камер без предварительного уведомления работников, является нарушением статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни). ЕСПЧ присудил 4 000 евро в качестве компенсации морального вреда каждой из заявительниц, а также 500 евро первой заявительнице и 568,86 евро каждой из остальных заявительниц в качестве возмещения судебных расходов.

 

Обстоятельства дела

Заявительницами являются пять испанок, проживающих в Испании, которые в июне 2009 года являлись кассирами в сети супермаркетов M.S.A. Их работодатель решил установить в магазине видеокамеры, о которых все были проинформированы, а также скрытое видеонаблюдение за кассирами, поскольку в магазине обнаружили несоответствие между товарами на складе и выручкой. Однако, о скрытом видеонаблюдении никто не знал. Позднее каждая из заявительниц была вызвана и обвинена в краже или пособничестве в краже. В качестве доказательств были представлены записи со скрытых камер, о которых кассиры не знали. Все пять заявительниц были уволены, но обратились в суд, посчитав нарушенным процедуру получения доказательств. Национальные суды пришли к выводу, что наличие скрытых камер, о которых работницы не были уведомлены, не нарушает их права.

Позиция заявительниц

Уволенные кассиры обратились с жалобой в Европейский суд. Они посчитали, что получение видеозаписей со скрытых камер и их использование в качестве доказательств законности увольнения является нарушением статьи 8 Конвенции (право на уважение частной и семейной жизни), а также статьи 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство).

Позиция Правительства

Сначала власти утверждали, что установка видеокамер осуществлялась частной компанией, поэтому государство не имеет к этому отношения. Далее они заявили, что работодатель проинформировал сотрудников об установке системы видеонаблюдения для целей предотвращения краж. Однако, власти признали, что сотрудники не были проинформированы об установке скрытого видеонаблюдения. Наконец, Правительство пришло к выводу о том, что установка скрытого видеонаблюдения без предварительного уведомления заявителей не соответствовала статье 18.4 Конституции Испании или статье 8 Конвенции. Тем не менее они вновь подтвердили, что в соответствии со статьей 1 Конвенции государство не несет никакой ответственности, поскольку тайное видеонаблюдение осуществлялось частной компанией.

Третья сторона

В качестве третьей стороны выступала Европейская Конфедерация Профсоюзов (ETUC), которая выразила свою обеспокоенность тем, что государства могут недостаточно защищать конфиденциальность трудящихся на рабочем месте. Конфедерация посчитала, что защита частной жизни в целом и в трудовых отношениях является относительно новым аспектом международной защиты прав человека и что риски для частной жизни, вытекающие из применения новых технологий, возрастают. Конфедерация подчеркнула важность информирования лица о сборе и использовании персональных данных, либо, более конкретно, о видеонаблюдении на рабочем месте.

Позиция Европейского суда

Суд напомнил, что даже несмотря на то, что речь шла о частной компании, государство обязано, в силу Европейской Конвенции, выполнять свое позитивное обязательство и охранять право на частную и семейную жизнь. ЕСПЧ отмечает, что законодательство Испании прямо предусматривает обязанность проинформировать работников об установке видеонаблюдения, однако, национальные суды посчитали, что отсутствие уведомления заявительниц было оправдано наличием подозрений в осуществлении систематических краж. Судьи Европейского суда не согласились с мнением испанских судов о том, что была соблюдена пропорциональность между принятой мерой и правами заявительниц: кассиры находились под скрытым наблюдением целый день в течение нескольких недель. Таким образом, имело место нарушение статьи 8 Конвенции.

Судьи пришли к выводу, что отсутствовало нарушение статьи 6 § 1, поскольку заявительницы смогли донести свою точку зрения до национальных судов, которые должным образом приняли ее во внимание.

Компенсация

 

ЕСПЧ присудил 4 000 евро в качестве компенсации морального вреда каждой из заявительниц, а также 500 евро первой заявительнице и 568,86 евро каждой из остальных заявительниц в качестве возмещения судебных расходов.