Дело Зайченко. Профессор Зоммер комментирует решения Европейского суда по правам человека.

Обстоятельство дела

Заявитель Зайченко, ехавший на своей машине, был остановлен сотрудниками милиции. После обнаружения у него двух канистр с дизельным топливом, милиционеры произвели формальный досмотр автомобиля, в результате чего тут же был составлен протокол. Поводом для проведения данного милицейского рейда послужила жалоба директора одной из фирм, где в последнее время неоднократно фиксировались случаи хищения топлива. Не объяснив толком господину Зайченко причину подозрения, а также не разъяснив ему его права, включая право отказаться от дачи показаний, сотрудники милиции сразу приступили к допросу. Данные проведённого осмотра и результаты допроса были отражены в протоколе.

Так как Зайченко был запуган и чеки на приобретение данного количества дизеля находились у его жены дома, он второпях объяснил, что канистры с топливом он взял на фирме его работодателя. Эти и другие показания были занесены в протокол и заверены его подписью.

На тот момент Зайченко задержан не был. Однако, через две неделе, он получил повестку о вызове на следующий допрос, в ходе которого он ещё раз подтвердил свои показания. В этот же день против него было возбуждено уголовное дело. Кроме этого, в одном из документов Зайченко подтвердил, что ознакомился с предъявленными ему обвинениями и категорически отказался от подачи дальнейших прошений и помощи адвоката.

Две недели спустя он явился в суд с адвокатом. Он оспаривал выдвинутые против него обвинения, указывая на то, что это топливо было приобретено на законных основаниях. Данный факт мог быть подтверждён свидетельскими показаниями жены Зайченко и пассажира, находящегося в момент досмотра в его машине. Показания свидетелей были заслушаны, но в силу их близких и дружеских отношений с обвиняемым, эти свидетельства были классифицированы как заведомо ложные, а приложенный кассовый чек, подтверждающий законное приобретение дизеля, как вещественное доказательство к делу приобщено не было.

Опираясь на ранее сделанные признания заявителя, уголовный суд приговорил его к шести месяцам лишения свободы. Кассационная инстанция отклонила обжалование Зайченко, сообразно которому с одной стороны на якобы потерпевшей фирме никаких убытков обнаружено не было и с другой стороны в связи с вынесенным приговором произошло попирание права обвиняемого отказа от дачи показаний.

Комментарии Профессора Зоммера - Решение Европейского Суда по правам человека

Европейский Суд не усмотрел нарушения положений Конвенции в том, что в момент дачи признательных показаний Зайченко отсутствовал адвокат. Здесь также Суд отметил предоставленную Зайченко свободу действий, вполне достаточных для того, чтобы предпринять все необходимые меры для привлечения адвоката. О задержании Зайченко не было и речи.

В отличие от общего решения суда, Судья Шпильман представил своё особое мнение, в котором выразил сомнение относительно данной ситуации. На его взгляд действия обвиняемого носили вынужденный характер, что ещё раз подтверждало необходимость присутствия адвоката.

По мнению суда произошло незаконное попирание права Зайченко отказаться от дачи показаний, что является явным нарушением норм Европейской Конвенции. Заявитель не был должным образом проинформирован ни о причине досмотра, ни о мотивах задержания по подозрению в совершении преступления.

Даже если со стороны сотрудников милиции, выражаясь простым языком, не было объявлено о подозрении, сложившиеся обстоятельства не оставляют никаких сомнений на счет того, что Зайченко рассматривался как подозреваемый, с этим, согласно статьи 6 Европейской Конвенции по правам человека, он имел право на конфронтацию с предъявленным ему "обвинением". Одно только наведение справок о происхождении канистр, как нельзя лучше отражают сущность этого обвинение. На все относящиеся к делу аспекты, распространялся закон о праве отказа от дачи показаний. Поэтому во внимание принимаются нарушения этого права не только во время признания обвиняемым своей вины. Здесь будут охвачены также побочные явления косвенным образом связанные с ситуацией, в том числе и оправдывающие обстоятельства.

Хотя господину Зайченко, согласно его показаниям, первоначально указывалось в абстрактной форме на существование вышеупомянутого законного права. И даже если он на последующем допросе подтвердил свои показания, нельзя рассматривать данные действия как отказ от этого права. Такой отказ предполагал надлежащее оповещение обвиняемого о последствиях его поведения. Но органы правоохранительной власти ему о них не сообщили.

Использование в уголовном процессе сведений, полученных с нарушением закона о праве отказа от дачи показаний, в представленном деле Европейский суд расценил это как нарушение принципов справедливого судебного разбирательства.

Кассационная инстанция отклонила возражения Зайченко, сообразно которым, с одной стороны, на якобы потерпевшей фирме никаких убытков обнаружено не было, с другой стороны, посредством приговора произошло попирание права обвиняемого отказаться от дачи показаний.

Обвинительный приговор основывался в большинстве своём на его собственных показаниях, которыми он себя первоначально оговорил, в то время как показания свидетелей, представляемых защитой, не были приняты во внимание при вынесении приговора.