Дело "Гефген против Германии". Германия в Европейском суде по правам человека

Обстоятельства дела

Заявителя поместили под надзор и задержали после получения им особо крупного выкупа за похищенного одиннадцатилетнего ребенка.

Его допросили сотрудники полиции, на что он им дал ложные показания относительно места нахождения похищенного мальчика. Допрос пришлось отложить до следующего утра, при этом полицейские предполагали, что жизнь ребенка может прервать отсутствие пищи и переохлаждение. Приняв во внимание обстоятельства, заместитель начальника полиции отдал приказ сотрудникам, проводившим допрос, чтобы те предупредили заявителя об ожидавших его значительных страданиях, причиненных специально обученными лицами. В результате чего заявителем было указано точное место нахождения похищенного ребенка. Позднее, прибыв на место происшествия, полиция обнаружила тело ребенка, а заявитель признался в совершенном похищении и убийстве.

Суд, рассматривая данное дело, не признал в качестве доказательства признание и заявления, полученные во время ведения следствия по причине оказания давления на заявителя, однако допустил доказательства, которые были получены вследствие признания. Прежде чем признать заявителя виновным, судом было отмечено, что за заявителем сохраняется право хранить молчание, при этом он снова сознался в совершении похищения и убийства ребенка. При составлении судом оценки обстоятельств дела учитывалось это признание, подкрепленное доказательствами, включающими тело убитого и следы автомобильных колес, а также данные, которые были получены после проведения надзора за заявителем. Заявитель был заключен под стражу на пожизненный срок.

Кассационная жалоба, составленная им, была отклонена Верховным судом, однако Суд согласился с тем фактом, что угрозы о причинении боли запрещены законодательством, поскольку они являются прямым нарушением статьи 3 Конвенции. Двоих сотрудников полиции, причастных к этим угрозам, позднее осудили за оказанное давление во время исполнения служебных обязанностей, после чего их приговорили к штрафу условно. Полученное властями требование относительно компенсации в связи с полученной во время полицейского следствия травмой пока не рассматривалось. В жалобе, отправленной заявителем в Европейский Суд, он ссылался на применение полицией пыток при допросе и на несоблюдение его прав на справедливое судебное разбирательство.

Вопросы права

Ниже перечислены вопросы, которые были затронуты в судебном процессе:

• Вопрос, затрагивающий тему жестокого обращения. Исходя из выводов национального суда по уголовным делам, полицейские угрожали заявителю физической расправой, которая причинит ему нестерпимую боль, чтобы вынудить его открыть тайну местонахождения похищенного мальчика. Заявитель был подвержен довольно реальной, непосредственной угрозе, предполагающей умышленное жестокое обращение. Запрет обращения, нарушающего устав статьи 3 Конвенции, является неизменным и должен соблюдаться независимо от целей и задач заинтересованного лица, даже в том случае, если он пытается получить информацию, необходимую для спасения человеческой жизни. Обращение, которому подвергался заявитель, должно было оказать ему существенные нравственные мучения, а озвученные угрозы должны были представлять собой действия садистского характера. Однако допрос закончился через десять минут, поскольку проходил он в обстановке высокой напряженности по причине того, что полицейские, будучи уже истощенными под давлением множества обстоятельств, предполагали, что у них на спасение жизни ребенка имеется лишь несколько часов. Угрозы, предвещавшие жестокое обращение, не носили постоянный характер и не стали причиной серьезных последствий в отношении состояния здоровья заявителя. Несмотря на все это, Европейский Суд постановил, что обращение с заявителем во время допроса можно охарактеризовать, как бесчеловечное.

• Вопрос относительно того, является ли заявитель жертвой нарушения Конвенции. Европейским Судом было признанно, что жестокое обращение, оказанное заявителю, нарушило статью 3 Конвенции. В результате этого Конституционный суд указал, что угроза причинить боль, чтобы получить показания, не только запрещается национальным законодательством, также является прямым нарушением Конвенции. Двое причастных к данному нарушению сотрудников полиции были осуждены, после чего наказаны за оказанное давление и подстрекательство к нанесению вреда здоровью заявителя. Причем исключение признаний и последующих заявлений, совершенных под давлением, стало довольно эффективным способом возместить неудобства, которые претерпел заявитель. Несмотря на то, что заявителем еще не была получена компенсация, Европейский Суд выдвинул положение, что в случаях, сопровождаемых нарушением статьи 3 Конвенции, которое заключается в угрозах о жестоком обращении, возмещение достигается посредствам эффективного преследования и осуждения лиц, ответственных за него. Судами страны было предоставлено достаточное возмещение заявителю, по этой причине он больше не может причисляться к жертвам нарушения Конвенции.
Постановление суда по делу "Гефген против Германии": заявитель более не является жертвой нарушения Конвенции.