Большая Палата ЕСПЧ вынесла постановление по делу «Regner против Чешской Республики» 19 сентября 2017 года (№ 35289/11)

Десятью голосами против семи судьи Большой Палаты постановили об отсутствии нарушения статьи 6 § 1 (право на справедливое судебное разбирательство) по жалобе о невозможности во время административного процесса ознакомиться с важным доказательством, квалифицированным в качестве секретной информации.

 

 

Обстоятельства дела

Заявитель VáclavRegner, 1962 года рождения, проживающий в Праге. В 2004 году заявитель стал сотрудником Министерства Обороны, получив до 2010 года доступ к закрытой информации. В 2006 году заявителю было объявлено, что отныне у него отсутствует доступ к секретной информации, поскольку он представляет риск для национальной безопасности: во-первых, заявитель не указал наличие у него банковского счёта в другой стране, во-вторых, против него имелись доказательства под грифом «секретно», с которыми заявителю нельзя было ознакомиться. Заявитель обратился с иском в суд, считая незаконным запрет доступа к секретной информации. Слушания проходили в порядке административного судопроизводства. Во время судебных заседаний работодатель заявителя подтвердил, что тот представляет угрозу для национальной безопасности, национальные суды с этим согласились. После исчерпания внутренних средств защиты 25 мая 2011 года заявитель подал жалобу в Европейский суд.

Рассмотрение жалобы Европейским судом по правам человека

26 ноября 2015 года Палата пришла к выводу, что отсутствует нарушение статьи 6 § 1. 11 февраля 2016 года заявитель ходатайствовал о рассмотрении его жалобы Большой Палатой. Данное ходатайство было удовлетворено и заседание Большой Палаты состоялось 19 октября 2016 года.

Позиция заявителя

Заявитель считал, что работодатель не мог лишить его доступа к секретным материалам только лишь на основании того, что против него имелись компрометирующие доказательства под грифом «секретно». Заявитель настаивал на том, что административные суды не могли вынести справедливое решение по делу, поскольку судьи не ознакомились лично с засекреченными доказательствами, а лишь основывали свои решения на их кратком резюме. Также отсутствие у заявителя доступа к этим доказательствам не позволило ему их опровергнуть, что нарушает принцип равенства состязательных возможностей, закрепленный в статье 6 § 1 Европейской Конвенции.

Позиция Правительства

Опираясь на практику ЕСПЧ, Правительство Чехии утверждало, что государство обладает большей свободой действий в гражданском судопроизводстве, чем в уголовном. То же самое должно касаться и административного процесса. Государство также обладает монополией действий во всем, что касается национальной безопасности. Резюме засекреченных материалов, представленных национальным судам, были выполнены тщательным образом, включали описание обстоятельств, источника информации. Таким образом, у судов было достаточно материалов для возможности проведения судебного разбирательства. Однако, задача национальных судов не в том, чтобы проверять аутенчичность представленной информации, а в том, чтобы понять, достаточны ли данные доказательства для признания заявителя лицом, представляющим угрозу национальной безопасности.

Позиция Европейского суда по правам человека

Европейский суд посчитал необходимым проанализировать процедуру проведения судебных слушаний, чтобы проверить, было ли ограничение принципа равенства состязательных возможностей компенсировано другими процедурными гарантиями. Судьи пришли к выводу, что несмотря на отсутствие доступа к одному из доказательств, заявитель смог организовать свою защиту. Национальные суды мотивировали свои решения, основываясь на конкретных обстоятельствах дела, резюме засекреченной информации было достаточным. Высший Административный Суд подробно разъяснил в своем постановлении, что рассекречивание информации для рассмотрения дела было невозможным, поскольку поставило бы под угрозу систему безопасности. Учитывая, что в 2011 году в отношении заявителя началось уголовное расследование по факту соучастия в организованном преступлении, злоупотребления властью, хищения денежных средств с использованием служебного положения, Большая Палата пришла к выводу, что подозрения властей Чехии были ненапрасными. Десятью голосами против семи, судьи Большой Палаты постановили, что отсутствовало нарушение статьи 6 § 1, поскольку государство имело достаточные основания предполагать вовлеченность заявителя в преступную деятельность, следовательно, не могло предоставить заявителю доступ к конфиденциальной информации даже в тот момент, когда эта информация напрямую касалась его, а предоставленные процессуальные гарантии были достаточными.