Большая Палата ЕСПЧ вынесла постановление по делу «Мерабишвили против Грузии» (жалоба № 72508/13) 28 ноября 2017 года

 

Дело касается ареста и задержания бывшего премьер-министра Грузии Ивана Мерабишвили, который утверждает, что арест и задержание имели скрытую цель – убрать его с политической сцены в Грузии. ЕСПЧ нашел нарушения статьи 5 § 1 (право на свободу и личную неприкосновенность) в совокупности со статьей 18 (пределы использования ограничений в отношении прав), и статьи 5 § 3 (право на незамедлительное доставление к судье и право на судебное разбирательство в течение разумного срока). Заявителю присудили 4 000 евро в качестве возмещения морального вреда.

 

Обстоятельства дела

Заявитель, Иван Мерабишвили, 1968 года рождения, проживает в Грузии. С 2005 по 2012 год он был министром внутренних дел, а затем, с июля по октябрь 2012 года, премьер-министром. После политической коалиции «Грузинская мечта» выиграл парламентские выборы в октябре 2012 года и сформировал новое правительство. Заявитель стал одним из главных оппозиционеров Грузии. 21 мая 2013 года Мерабишвили был арестован, поскольку в отношении него было возбуждено два уголовных дела. Первое обвинение против него состояло в том, что с июля по сентябрь 2012 года Мерабишвили разработали схему создания фиктивных рабочих мест в государственном секторе для более чем 20 000 человек, которым необоснованно выплачивались деньги и таким образом были куплены голоса для выборов 2012 года. Второе обвинение состояло в том, что он систематически использовал частный дом на черноморском побережье Грузии, который принадлежал компании, находящейся под следствием, а также использовал бюджетные средства для ремонта этого дома. 22 мая 2013 по решению Кутаисского суда Мерабишвили поместили под стражу из-за наличия риска попытки сбежать из Грузии. Жалоба Мерабишвили на это решение была отклонена 25 мая 2013 года. В ходе досудебного заседания 25 сентября 2013 года Мерабишвили попросил освободить его из-под стражи, указывая на то, что он всегда возвращался из поездок вовремя, что он готов передать властям свой паспорт, а также тот факт, что расследование уже было практически завершено и были собраны необходимые доказательства. Прокурор выступил против, напомнив о попытке заявителя вылететь по поддельному паспорту, а когда у него это не вышло, то заявитель угрожал пограничной полиции. Таким образом, прошение заявителя было отклонено без дальнейшего разъяснения. 7 октября 2013 года Мерабишвили снова попросил освободить его от из-под стражи. Суд первой инстанции вновь отклонил просьбу, отметив, что он не указал на новые обстоятельства, требующие пересмотра. В феврале 2014 года Мерабишвили был осужден за большинство выдвинутых против него обвинений, в том числе приобретение голосов, незаконное присвоение имущества и нарушение неприкосновенности жилища другого лица. Он был приговорен к пяти годам тюремного заключения и запрете занимать государственные должности в течение полутора лет. Мирабишвили подал апелляционную жалобу. Кроме прочего, Мерабишвили жаловался, что находясь в предварительном заключении, рано утром 14 декабря 2013 года он был тайно выведен из своей камеры и доставлен на машине к Главному государственному прокурору и начальнику пенитенциарного управления. Оба чиновника ему угрожали, чтобы получить информацию о банковских счетах бывшего Президента Грузии Михаила Саакашвили и о смерти в 2005 году бывшего премьер-министра Зураба Жвания. Мерабишвили озвучил свои обвинения по поводу инцидента на слушании по его делу 17 декабря 2013, которое транслировалось в прямом эфире на телевидении. Он призвал власти проверить свои обвинения путем, в частности, изучения видеоматериалов с камер наблюдения в тюрьме. 20 декабря 2013 года Генеральная инспекция Министерства тюрем начала внутреннее расследование утверждений Мерабишвили. В ходе расследования заместитель начальника пенитенциарного департамента проинформировал заместителя главы Генеральной инспекции о том, что его просьба предоставить копию записи с камер наблюдения не может быть выполнена, поскольку эта запись хранилась всего 24 часа и затем была удалена. Инспекторы изучили другие записи видеокамер, расположенных неподалеку, но ничего «интересного» не обнаружили и в январе 2014 года расследование было завершено. После вынесения постановления Палатой Европейского суда по жалобе Мирабишвили, прокуратура снова начала расследование инцидента с Мирабишвили, но в феврале 2017 дело было закрыто за неподтвержденностью данных.

Рассмотрение дела Европейским судом

Мерабишвили подал жалобу в Европейский суд 20 ноября 2013 года. 17 октября 2016 года был принят запрос правительства Грузии на передачу дела в Большую Палату. 8 марта 2017 года состоялось слушание в Большой Палате.

Позиция заявителя

Опираясь на пункты 1, 3 и 4 статьи 5 Европейской конвенции (право на свободу и личную неприкосновенность / право на судебное разбирательство в течение разумного срока или на освобождение до суда/ право на безотлагательное рассмотрение судом правомерности его заключения под стражу), Мерабишвили жаловался, что его арест и досудебное содержание под стражей были незаконными и необоснованными, что национальные суды не ограничили срок его задержания, что суды не предоставили соответствующих и достаточных причин для его предварительного заключения, а также что решение суда от 25 сентября 2013 года, отклоняющее его запрос на освобождение, не содержало никаких объяснений. Ссылаясь на статью 5 § 1 в совокупности со статьей 18 Конвенции (пределы использования ограничений в отношении прав), Мерабишвили утверждал, что уголовное преследование в отношении него связано с его политической деятельностью и желанием убрать его с политической сцены Грузии.

Позиция Правительства

Правительство настаивало на том, в деле отсутствовала политическая подоплека, а взятие под стражу Мерабишвили за совершенные преступления было законно и необходимо, поскольку его жена уехала из Грузии и имелся риск того, что он тоже сбежит и скроется. Мерабишвили уже предпринимал попытку скрыться по поддельному паспорту, но был задержан в аэропорту. Правительство утверждало, что продление задержания Мерабишвили было вызвано необходимостью провести расследование и наличием риска оказания давления на свидетелей со стороны Мерабишвили.

Позиция Европейского суда

Судьи пришли к выводу, что арест Мерабишвили был основан на законе и обоснован наличием риска: Мерабишвили уже совершал попытку скрыться. Тот факт, конечная дата задержания не была указана судом, не нарушает само по себе Европейскую Конвенцию, поскольку Уголовно-процессуальный Кодекс Грузии предусматривает задержание до 9 месяцев, а Мерабишвили находился под стражей 8 месяцев и 27 дней. Однако, тот факт, что содержание под стражей продлевалось несколько раз, но новые аргументы для продления не были приведены, является нарушением статьи 5 § 3 Конвенции.

Что же касается статьи 18 Конвенции, то Европейский суд напомнил о ее несамостоятельности: статья 18  всегда рассматривается в совокупности с другой статьей. Статья 18 обычно дополняет второе предложение статьи 5 § 1 и вторые пункты статей 8-11 Конвенции (право на уважение частной жизни, свобода вероисповедания, свободу слова, собраний и ассоциаций). Анализируя дело Мерабишвили, Европейский суд пришел к выводу, что его задержание не имело под собой политическую подоплеку: отсутствовали доказательства того, что суды недостаточно независимы от органов исполнительной власти. Однако, Правительство не смогло опровергнуть факт вывоза Мерабишвили 14 декабря 2013 года из тюрьмы для допроса Главным прокурором и Начальником пенитенциарного управления по поводу банковских счетов бывшего Президента Грузии Михаила Саакашвили и смерти Зураба Жвания в 2005 году. Произошедшее также подтверждалось и косвенными доказательствами. Судьи пришли к выводу, что имело место нарушение статьи 5 § 1 в совокупности со статьей 18, поскольку хоть изначально задержание Мерабишвили не имело политической основы, его незаконный вывоз 14 декабря 2013 года из тюрьмы подтвердил политическую цель задержания Мерабишвили. Судьи отметили, что к моменту вывоза Мерабишвили на допрос, причины его содержания под стражей уже не было.

Судьи признали единогласно, что была нарушена статья 5 § 3, поскольку с 25 сентября 2013 года постановления о продлении задержания заявителя не были мотивированы и не содержали новых аргументов. Девятью голосами против восьми, суд постановил, что имело место нарушение статьи 5 § 1 в совокупности со статьей 18.

Компенсация

Европейский суд назначил заявителю компенсацию в размере 4 000 евро в качестве возмещения морального ущерба. Судьи отклонили просьбу заявителя о возмещении заявителю расходов на юридическую помощь в размере 39 390 долларов и 4 350 фунтов стерлингов, поскольку заявитель не предоставил никаких квитанций или иных подтверждений оплаты подобных расходов.